Слуховые галлюцинации

Когда пожилой человек слышит голоса в голове – это серьезная проблема для больного и его близких. Большинству трудно общаться с пожилыми, а с человеком, страдающим от слуховых галлюцинаций, вести диалог ещё труднее.

Родным и близким престарелых людей достаточно затруднительно выявить провоцирующий фактор самостоятельно, однако оставлять патологический синдром без внимания нельзя ни в коем случае. Важным моментом является посещение врача- терапевта и невропатолога.

Причины возникновения

В большинстве случаев провоцирующим фактором слуховых галлюцинаций становится патология ЦНС. Также слуховые галлюцинации у пожилых имеют место и при новообразованиях злокачественного или доброкачественного характера.

В старческом возрасте вышеописанный синдром отмечается у страдающих болезнью Альцгеймера, патологиями сосудистой системы, например, нарушенное кровообращение головного мозга.

«Голоса в голове», как правило, встречаются при наличии психических расстройств, например, депрессия, шизофрения, психозы различного генеза. Провоцирующие факторы данных патологий в настоящий момент не установлены.

Читайте также: Причины и лекарства от шума в ушах у пожилых людей

Кроме того, галлюцинации могут развиваться при частом употреблении алкогольных напитков.

Симптоматика и разновидности

Главный клинический признак патологического синдрома – больной различает звуки и голоса, которые в действительности отсутствуют. Когда больной слышит голоса, какие-либо выражения со смыслом – это так называемые фонемы. Если галлюцинациями выступают звуки природы или музыки и даже шумы, их именуют акоазмами.

В клинической психиатрии галлюцинации слухового типа принято разделять на истинные и ложные. Первая группа подразумевает различие звуков, как часть окружающего мира. При ложной разновидности человек слышит голоса внутри себя, характерной чертой которых является их навязчивость.

Наибольшей опасностью обладает императивный характер патологического синдрома, когда голоса повелевают больному что-либо сделать или накладывают запрет. Посыл может отличаться от мыслей и характера пожилого пациента. Приказами могут быть такие действия: ударить, убить человека, нанести себе вред. Подобные клинические признаки требуют постоянного наблюдения врачей. Императивные «глюки» развиваются при шизофрении.

Меньшей опасностью обладают комментирующие фразы. В голове пожилой больной слышит рассказ о своих действиях.

Если несуществующие голоса возникают в процессе засыпания или наоборот, пробуждения – это нормальное явление. Психиатры объясняют это «переключением» между сознанием и подсознанием.

Забронируйте номер
на сайте

и получите 2 дня

проживания родственника в пансионате

бесплатно

Оставить заявку

Диагностика

Приступы слуховых галлюцинаций характеризуются особенной симптоматикой. Главная задача в диагностике – определить провоцирующий фактор патологического синдрома. В первую очередь врач собирает данные анамнеза жизни. Процедура может усложняться тем, что пациент не в состоянии адекватно оценить окружающую обстановку. Некоторые больные ведут себя враждебно по отношению к специалисту. В таких случаях опрос пожилого проводится в присутствии близких людей.

Читайте также: Нарушения сна в пожилом возрасте

Далее пациенту назначают прохождение инструментальных и лабораторных тестов, они необходимы для выявления заболеваний соматического характера. Производится анализ ликвора, крови и урины. При необходимости назначается компьютерная томография.

Если жалобы исходят от пациента, использующего слуховой аппарат, изначально проводится диагностика эксплуатируемого устройства. Нарушения в работе электронного аппарата могут стать причиной развития посторонних звуков.

В случае прогрессирования патологического синдрома психического типа, точный диагноз ставиться в зависимости от имеющихся клинических признаков. Для распознания приступов галлюцинации, тщательно анализируется поведение пациента. Важной задачей для врача является построение доверительных отношений с больным, в противном случае диагностика затрудняется.

Медицинское лечение

Специальной терапии, направленной на устранение «голосов в голове» не существует. Курс лечения всегда направлен на купирование первичного заболевания.

Как привило, пожилые пациенты с наличием психических расстройств подлежат лечению в условиях стационара. Терапевтический курс составляется индивидуально, в зависимости от особенностей развития патологии.

Не рекомендуется заниматься самолечением и слушать людей без соответствующего медицинского образования. Это может усугубить течение болезни.

В психиатрической практике галлюцинации слухового типа чаще являются одним из признаков развивающейся шизофрении. Для борьбы с патологией назначается антипсихотические средства, на фоне длительного приема которых уменьшается вероятность рецидива.

Когда клинический признак развился в результате приема лекарств, корректируют дозировку, метод приема, возможна замена медикаментозного средства на аналог.

Лечение в домашних условиях

Пытаться самостоятельно избавиться от галлюцинаций бесполезно. Без тщательного обследования и приема лекарственных препаратов победить заболевание сложно. Близким людям в этот момент надо окружить больного заботой и вниманием. Дефицит общения может послужить развитию патологического синдрома.

Определение понятия

Хотя слуховые галлюцинации обычно связывают с психическими заболеваниями вроде биполярного расстройства, они не всегда являются признаком болезни. В некоторых случаях они могут быть вызваны недостатком сна; марихуана и наркотики-стимуляторы также могут быть причиной расстройства восприятия у некоторых людей. Экспериментально было доказано, что галлюцинации могут возникнуть из-за длительного отсутствия сенсорных стимулов: в 1960-е годы проводились эксперименты (которые сейчас были бы невозможны по этическим соображениям), в ходе которых людей держали в темных комнатах без звука. В конце концов люди начинали видеть и слышать то, чего в реальности не было. Так что галлюцинации могут возникать как у больных, так и у психически здоровых людей.

Исследования природы этого феномена ведутся уже довольно давно: психиатры и психологи пытаются понять причины и феноменологию слуховых галлюцинаций уже около ста лет (а может, и дольше). В последние же три десятилетия появилась возможность использовать энцефалограммы, которые помогали исследователям того времени понять, что происходит в мозге в моменты слуховых галлюцинаций. А теперь мы можем смотреть на его разные участки, задействованные в эти периоды, при помощи функционального магнитно-резонансного сканирования или позитронной томографии. Эти технологии помогли психологам и психиатрам разработать модели слуховых галлюцинаций в мозге — в основном связанные с функцией языка и речи.

Предложенные теории механизмов слуховых галлюцинаций

Некоторые исследования показали, что, когда пациенты испытывают слуховые галлюцинации, то есть слышат голоса, активность участка их мозга, которая называется зоной Брока, повышается. Эта зона расположена в малой лобной доле мозга и отвечает за речепроизводство: когда вы говорите, работает именно зона Брока. Одними из первых, кто исследовал этот феномен, были профессора Филип Макгуайр и Сухи Шергилл из лондонского Королевского колледжа. Они заметили, что зона Брока у их пациентов была более активна во время слуховых галлюцинаций — по сравнению с моментами, когда голоса молчали. Это дает основания полагать, что слуховые галлюцинации производятся речевыми и языковыми центрами нашего мозга. Результаты этих исследований привели к созданию внутреннеречевых моделей слуховых галлюцинаций.

Когда мы о чем-то думаем, то порождаем внутреннюю речь — внутренний голос, озвучивающий наше мышление. Например, когда мы задаемся вопросом «Что я съем на обед?» или «Какая завтра будет погода?», мы порождаем внутреннюю речь и, как считается, активируем зону Брока. Но как эта внутренняя речь начинает восприниматься мозгом как внешняя, исходящая не от себя самого? Согласно внутреннеречевым моделям слуховых вербальных галлюцинаций, такие голоса — это генерируемые внутри сознания мысли или внутренняя речь, каким-то образом неверно определяемая как внешняя, чужая. Из этого следуют более сложные модели процесса того, как мы отслеживаем собственную внутреннюю речь.

© Kate MacDowell

Английский нейробиолог и нейропсихолог Крис Фрит и другие ученые предполагали, что, когда мы вступаем в процесс мышления и внутренней речи, зона Брока посылает сигнал в область нашей слуховой коры, которая называется зоной Вернике. Этот сигнал содержит информацию о том, что воспринимаемая нами речь нами же и порождена. Это происходит из-за того, что передаваемый сигнал, предположительно, приглушает нейронную деятельность сенсорной коры, поэтому она активируется не так интенсивно, как от внешних стимулов, например оттого, что с вами кто-то говорит. Эта модель известна как модель самомониторинга, и она предполагает, что у людей со слуховыми галлюцинациями этот процесс в дефиците, из-за чего они не могут различить внутреннюю и внешнюю речь. Хотя на данный момент доказательства этой теории довольно слабые, это определенно одна из самых влиятельных моделей возникновения слуховых галлюцинаций, которые появлялись за последние 20–30 лет.

Последствия галлюцинаций

Около 70% больных шизофренией в той или иной степени слышат голоса. Они поддаются лечению, но не всегда. Обычно (хотя и не во всех случаях) голоса отрицательно сказываются на качестве жизни и состоянии здоровья. Например, у пациентов, слышащих голоса и не реагирующих на лечение, повышается риск суицида (порой голоса призывают причинить себе вред). Можно представить, как тяжело приходится людям даже в повседневных ситуациях, когда они постоянно слышат в свой адрес унизительные и оскорбительные слова.

Но слуховые галлюцинации возникают не только у людей с психическими расстройствами. Более того, эти голоса не всегда зло. Так, Мариус Ромм и Сандра Эшер возглавляют очень активное «Общество слышащих голоса» — движение, которое говорит об их положительных аспектах и борется с их стигматизацией. Многие люди, слышащие голоса, живут активной и счастливой жизнью, поэтому мы не можем считать, что голоса — это априори плохо. Да, они часто ассоциируются с агрессивным, параноидальным и тревожным поведением больных, но оно может быть следствием эмоционального расстройства, а не наличия голосов. Неудивительно и то, что тревожность и паранойя, которые зачастую являются ядром психической болезни, проявляются в том, что эти голоса говорят. Но, как уже было сказано, многие люди без психиатрического диагноза констатируют, что слышат голоса, и для них это может быть и положительным опытом, поскольку голоса могут успокаивать или даже подсказывать направление, куда двигаться по жизни. Профессор Айрис Соммер из Нидерландов тщательно изучила этот феномен: исследуемые ею здоровые люди, слышащие голоса, описывали их как нечто положительное, полезное и придающее уверенность в себе.

Лечение галлюцинаций

Людей с диагнозом «шизофрения» обычно лечат антипсихотическими медикаментами, которые блокируют постсинаптические дофаминовые рецепторы в стриатуме, так называемом полосатом теле мозга. Антипсихотики эффективны во многих случаях: в результате лечения психотические симптомы ослабевают, особенно слуховые галлюцинации и мании. Некоторые пациенты, однако, не лучшим образом реагируют на антипсихотики. Примерно на 25–30% пациентов, слышащих голоса, лекарства почти не влияют. У антипсихотиков также имеются серьезные побочные эффекты, поэтому эти лекарства подходят не всем больным.

Что касается других методов, то существует множество вариантов немедикаментозного лечения. Степень их эффективности тоже варьируется. Например, когнитивная поведенческая терапия (КПТ). Ее применение для лечения психозов несколько противоречиво, поскольку, как полагают многие исследователи, она мало влияет на симптомы и общий исход заболевания. Но существуют виды КПТ, разработанные специально для пациентов, слышащих голоса. Эта терапия обычно нацелена на изменение отношения пациента к голосу, чтобы последний воспринимался как менее негативный и неприятный. Эффективность этого лечения остается под вопросом.

В данный момент я возглавляю исследование в Королевском колледже Лондона, цель которого — выяснить, можем ли мы научить пациентов самостоятельно регулировать нейронную активность в слуховой коре. Это достигается при помощи обратной нейронной связи, которая посылается в реальном времени с использованием МРТ. Для измерения сигнала, идущего от слуховой коры, используется МРТ-сканер. Затем этот сигнал посылается обратно пациенту с помощью визуального интерфейса, который пациент должен научиться контролировать (то есть двигать рычаг вверх-вниз). Предполагается, что мы сможем научить пациентов, слышащих голоса, контролировать активность своей слуховой коры, что, в свою очередь, может позволить лучше контролировать голоса. Исследователи пока не уверены, будет ли этот метод клинически эффективным, но в следующие несколько месяцев уже будут доступны некоторые предварительные данные.

Распространенность среди населения

Около 24 миллионов людей по всему миру живут с диагнозом «шизофрения», и около 60% или 70% из них слышали голоса. Есть данные, что от 5% до 10% населения без психиатрического диагноза в какой-то момент жизни тоже их слышали. Некоторым из нас порой казалось, что кто-то зовет нас по имени, а потом выяснялось, что рядом никого нет. Так что есть свидетельства того, что слуховые галлюцинации распространены больше, чем мы думаем, хотя точную эпидемиологическую статистику привести трудно.

Самым известным человеком, слышавшим голоса, была, наверное, Жанна д’Арк. Из современной истории можно вспомнить Сида Барретта, основателя группы Pink Floyd, страдавшего шизофренией и слуховыми галлюцинациями. Но, опять же, кто-то может черпать в голосах вдохновение для искусства, а некоторые и вовсе испытывают музыкальные галлюцинации — что-то вроде ярких слуховых образов, — но ученые пока сомневаются, можно ли приравнивать их именно к галлюцинациям.

Вопросы без ответа

У науки на данный момент нет четкого ответа на вопрос о том, что происходит в мозге, когда человек слышит голоса. Другая проблема заключается в том, что исследователи еще не знают, почему люди воспринимают их как чужие, исходящие от внешнего источника. Важно попытаться понять феноменологический аспект того, что именно испытывают люди, слыша голос. Например, устав или приняв стимуляторы, они могут испытывать галлюцинации, но не обязательно воспринимать их как идущие извне. Вопрос в том, почему люди теряют ощущение собственной деятельности, когда слышат голоса. Даже если мы будем считать, что причина слуховых галлюцинаций — в чрезмерной активности слуховой коры, почему все-таки люди думают, что с ними говорит Бог, тайный агент или инопланетянин? Также важно изучить системы верований, которые люди выстраивают вокруг своих голосов.

Содержание слуховых галлюцинаций и их первоисточник — еще одна проблема: происходят ли эти голоса из внутренней речи или же это сохраненные воспоминания? С уверенностью можно утверждать лишь то, что этот сенсорный опыт включает в себя активацию слуховой коры в речевой и языковой зонах. Это ничего не сообщает нам об эмоциональном содержании этих сообщений, которые часто бывают негативными, из чего, в свою очередь, следует, что причина может быть и в проблемах при обработке эмоциональной информации, возникающих в мозге. Помимо этого, два человека могут испытывать галлюцинации очень по-разному, а это значит, что задействованные механизмы мозга могут также очень отличаться.

Элеанор Лонгден впервые услышала голос, когда была студенткой. Голос спокойно и терпеливо описывал всё, что она делала: «она выходит из библиотеки», «она отправляется на лекцию», «она открывает дверь». Когда она злилась и вынуждена была скрывать свои чувства, голос становился раздраженным, но в остальном почти ее не беспокоил.

По совету подруги Элеанор всё-таки решила пойти к психиатру. Ее положили в клинику, диагностировали шизофрению и выписали антипсихотические препараты. Но это не помогло ей избавиться от галлюцинаций — наоборот, голосов стало больше, и они звучали всё более враждебно. Постепенно Элеанор стала делать то, чего врачи ей делать не советовали: стала обращать внимание на содержание голосов и пытаться расшифровать их смысл. Она начала с ними общаться: если голоса приказывали ей не выходить из дома, она благодарила их за напоминание, что не чувствует себя в безопасности, а затем заверяла, что бояться нечего.

Позднее она пришла к выводу, что каждый голос символизирует потерянную и отвергнутую часть ее собственной личности — воспоминания о детских травмах и насилии, чувство гнева, вины и стыда: «Голоса пришли на смену этой боли, превратили её в слова».

Когда она научилась работать с этими эмоциями, голоса стали утихать. Хотя они так и не исчезли до конца, Элеанор прекратила принимать медикаменты и смогла вернуться к нормальной жизни.

Галлюцинации здорового человека

В традиционной биомедицинской модели галлюцинации — ничего не значащий симптом, признак генетических аномалий и нарушенного баланса нейротрансмиттеров. Голоса нужно игнорировать и заглушать. Пытаться обсуждать их с пациентом — значит подталкивать его к бредовым рассуждениям и еще сильнее отрывать от реальности. Несмотря на огромные усилия и годы исследований, эта модель не смогла объяснить, как возникают такие галлюцинации, и предложить действенные методы лечения.

В психиатрических клиниках галлюцинации обычно снимают с помощью антипсихотиков — веществ, которые блокируют рецепторы дофамина в мозге. Но этот метод помогает далеко не всем. До 30 % людей с шизофренией слышат голоса даже на сильных дозах антипсихотических препаратов. Психиатры признают, что голоса в голове могут появиться по самым разным причинам. Они встречаются не только при шизофрении, но и при биполярном расстройстве, тяжелой депрессии, посттравматическом синдроме, а также у абсолютно здоровых людей.

Если вы слышите голоса, это еще не обязательно значит, что вы спятили.

По разным оценкам, от 5 % до 15 % людей слышат звучащие из ниоткуда голоса в какой-то момент своей жизни — обычно в ситуации сильного стресса или утраты. Подавляющее большинство из них не имеют психиатрического диагноза. У здоровых людей галлюцинации чаще состоят из одного-двух слов — например, недавно умерший супруг может вдруг позвать вас по имени из соседней комнаты. У детей галлюцинации вообще случаются повсеместно — похоже, это нормальная часть человеческого взросления.

Некоторые люди слышат голоса почти каждый день, но при этом не испытывают других психиатрических проблем. Люди с шизофренией чаще сталкиваются с враждебными голосами: они угрожают, призывают к насилию, осыпают уничижительными комментариями и подталкивают к самоубийству.

Людям без клинического диагноза голоса, напротив, обычно дают поддержку и утешение. Они советуют не опоздать на поезд, подсказывают решение сложной задачи или предупреждают об опасном повороте на дороге.

Исследователи из Йельского университета изучили группу медиумов — людей, которые утверждают, что обладают сверхъестественными способностями: читать мысли на расстоянии или передавать сообщения от духов. Ученые провели психиатрическую экспертизу и убедились, что эти люди действительно слышат посторонние голоса, но при этом не соответствуют другим критериям шизофрении. Не считая галлюцинаций и немного странных идей, они абсолютно здоровы.

Оказывается, отношения с голосами очень сильно зависят от наших собственных ожиданий и представлений. Ученые из Стэнфорда обнаружили, что шизофреники из Ганы и Индии чаще воспринимают слуховые галлюцинации в позитивном ключе: они слышат родственников или богов, которые дают советы, журят или дают распоряжения по домашней работе. А вот среди американских участников никто не сообщил о положительном впечатлении от галлюцинаций — голоса чаще происходили из неизвестного источника, оскорбляли и унижали, велели покончить с собой или причинить вред другим людям.

Если шизофрения — всего лишь биологическое заболевание, откуда такая разница? Антрополог Таня Лурман предполагает, что всё дело в наших представлениях о границах своего «я».

В западной культуре каждый человек обладает изолированной, отдельной идентичностью, и любое посягательство на эту территорию воспринимается как враждебное вторжение. А в более коллективистских культурах «я» определяется через отношения с людьми и другими существами.

Голоса воспринимаются как еще один вариант этих отношений и поэтому не представляют большой опасности.

«Исторические и культурные условия сильно влияют на то, как переживаются психические страдания», — указывает Лурман. Психиатрические расстройства, несомненно, являются «реальными» явлениями, которые требуют лечения. Но то, как мы к ним относимся, может повлиять на само развитие заболевания. Не все шизофреники смогли бы стать шаманами, если бы родились в Амазонии. Но даже западным людям голоса действительно могут сообщить что-то важное.

Движение за признание голосов

В 1987 году голландский психиатр Мариус Ромм работал с пациенткой по имени Пэтси Хейдж, которая слышала враждебные голоса. Сначала Ромм отказывался обсуждать с ней содержание галлюцинаций — как и большинство психиатров, он считал, что это сделает их лишь сильнее. Но Хейдж настаивала, что голоса — это не просто симптом болезни, что они что-то означают. Вместе они обнаружили, что самый главный голос напоминал Хейдж голос ее матери. Они пришли к выводу, что галлюцинации были связаны со строгим воспитанием и неспособностью выражать свои эмоции. После этого девушка начала поправляться.

Вскоре Ромм и Хейдж провели на голландском телевидении передачу, посвященную слуховым галлюцинациям.

Более 450 человек позвонили в студию, чтобы рассказать о своем опыте жизни с голосами. Так появилось движение Hearing Voices — международная сеть терапевтических групп, участники которых отстаивают альтернативный подход к слуховым галлюцинациям.

Они считают, что голоса нужно не отвергать и подавлять, а слушать, принимать и пытаться выстроить с ними доброжелательные отношения.

Это сильно расходится с традиционной медицинской моделью, в которой человек, разговаривающий со своими голосами, — эталон психа. Несмотря на почти радикальную направленность, движение получило поддержку среди многих психологов и психиатров по всему миру. Отделения Hearing Voices существуют в более 35 стран, включая Великобританию, Францию, Канаду и США.

Элеанор Лонгден после выздоровления сама стала психиатром и известным активистом движения за признание голосов. Она считает свои галлюцинации не случайным симптомом болезни, а источником понимания сложных эмоциональных проблем.

Главный вопрос психиатрии, по ее мнению, — не что с вами не так, а что с вами произошло. Голоса нужно воспринимать как забытую и отвергнутую часть своей личности. Узнавать больше о своих голосах — значит больше узнавать о самом себе.

Современные исследования показывают, что психологическая травма и галлюцинации связаны между собой сильнее, чем курение и рак легких. У тех, кто несколько раз в жизни пережил сексуальное насилие и другой травматический опыт, вероятность развития психоза увеличивается более чем в 50 раз. Галлюцинации при шизофрении и посттравматическом расстройстве могут быть одинаковыми, поэтому психиатры часто ошибаются с диагнозом. Вместо психотерапии они назначают антипсихотики, которые в этих случаях почти бесполезны.

Противоположная стратегия, которую предлагает Hearing Voices — слушать голоса и воспринимать даже самые злобные из них как часть самого себя, — многим действительно помогает вернуть психическое равновесие. Участники организации часто рассказывают одну и ту же историю: сначала голоса были враждебными и вгоняли меня в ужас, но как только я решил с ними взаимодействовать, они стали более управляемыми, иногда даже полезными. Например, они советуют вовремя ложиться спать или питаться здоровой едой. Голос становится своего рода воображаемым другом, который всегда рядом.

Но у этого движения есть и немало критиков. Некоторые из них считают, что активисты отвергают научные знания, преуменьшая значимость исследований психиатров-ученых.

Другие опасаются, что терапевтические группы подталкивают людей к отказу от приема медикаментов. Они утверждают, что движение привлекает слишком много внимания к принятию голосов, вместо того чтобы решать проблему, которая их спровоцировала.

Главная цель активистов — устранить стигму, связанную с психиатрическими заболеваниями. Они хотят создать будущее, в котором любой человек сможет идти по улице, разговаривать со своими голосами, и при этом никто не сочтет его ненормальным.

Раньше гомосексуальность тоже считалась болезнью, но теперь мы знаем, что всё дело в общественных установках и стереотипах. Голоса не всегда приводят к страданию и агрессии: многие люди могут научиться жить со своими голосами и не причинять никому вреда. «Слышать голоса — это естественная, хоть и необычная вариация человеческого опыта», — сказано в манифесте организации. Странно, но теперь многие психологи и психиатры почти готовы с этим согласиться.

Смерть шизофрении

Идея о том, что шизофрения — отдельное заболевание с четким набором симптомов, давно подвергается критике. Биомедицина пока не смогла ни объяснить, как возникает это заболевание, ни предложить адекватные методы лечения. Несмотря на многообещающие заявления и новые лекарства, количество людей, которым становится лучше, не увеличивается со временем. Многие психиатры начинают предполагать, что сама концепция шизофрении — это часть проблемы.

Слуховые галлюцинации, видения и другие необычные опыты встречаются у многих людей и необязательно свидетельствуют о скрытой патологии. Примерно 75 % людей, которые слышали голоса один или несколько раз в жизни, психически здоровы.

Лишь у 20 % людей с потенциальными признаками психоза развивается полноценное психотическое расстройство. Это привело многих исследователей к выводу, что шизофрения — крайняя часть спектра, на котором находятся другие состояния, которые нуждаются в разных методах лечения.

А иногда, возможно, не нуждаются в нем вообще.

Профессор психиатрии Маастрихтского университета Джим ван Ос предложил отменить термин «шизофрения», а вместо него ввести концепцию расстройств психотического спектра. Исследования шизофрении можно сравнить с рассматриванием разных частей слона в увеличительное стекло: у нас есть убедительные работы о хвосте, туловище и ушах, но нет четкой картины всего животного. Но этого слона, вероятно, просто не существует. Нужно оставить попытки найти единственную причину заболевания и изучать всё многообразие его проявлений.

Важная часть проблемы заключается в том, что шизофрению часто описывают как неизлечимую хроническую болезнь головного мозга. Пациентам некоторые врачи говорят, что уж лучше бы они заболели раком — тогда у них была бы хоть какая-то надежда на выздоровление.

Из-за этих стереотипов люди, которые начинают слышать голоса, сразу же приходят к выводу, что они обречены. Диагноз срабатывает как самоисполняющееся пророчество — усиливает тревогу и ведет к ухудшению симптомов.

Психиатры надеются, что концепция психотического спектра может помочь разработать новые методики лечения. Во-первых, станет легче определить, кто находится в зоне наибольшего риска. Во-вторых, всем будет понятно, что для разных состояний нужно применять совершенно разные терапевтические подходы, а не предлагать всем ударные дозы антипсихотиков.

Для людей, которые слышат неприятные голоса, недавно появилась многообещающая методика — аватар-терапия.

Пациента сажают перед монитором, где создает виртуальный аватар с лицом и голосом, который больше всего напоминает источник враждебных звуков. С помощью этого аватара человек постепенно учится управлять слуховыми галлюцинациями и делать их более терпимыми. Клинические испытания показали, что этот метод работает даже эффективнее, чем сеансы с психотерапевтом.

Большинство психиатров всё еще считают голоса в голове симптомом скрытой патологии. Но по-настоящему объявить их признаком болезни можно только в том случае, если голоса действительно причиняют человеку страдания и вред. От этого критерия пока никто не собирается отказываться.

Мы живем в эпоху постшизофрении, считает психиатр из Тринити-колледжа Саймон Маккарти Джонс: «И что бы ни возникло из пепла этой устаревшей концепции, в первую очередь оно должно помогать людям».

Проявления

При слуховых галлюцинациях пациент слышит различные голоса и звуки, которых нет в действительности.

Если симптомы проявляются в виде голосов, осмысленных фраз, слов, то они называются фонемы. А вот если пациент слышит несуществующие в действительности звуки (шум воды, стук, царапанье, звуки музыки), то такой вид галлюцинаций называется акоазмы.

Слуховые галлюцинации, как и любые другие, делятся на истинные и ложные.

При истинных галлюцинациях пациент слышит звуки в окружающем его пространстве и благополучно вписывает их в реальный мир. При этом пациенты уверенны в их реальности и не подвергают сомнениям их правдивость.

А вот ложные галлюцинации возникают в большинстве случаев внутри тела больного (голоса в голове, животе), отличаются навязчивостью и ощущением сделанности.

Наиболее опасными для жизни пациента и его близких являются императивные галлюцинации, которые носят повелительный характер.

Пациент в этом случае всегда принимает смысл сказанного «голосами» на свой счет. Это может быть запрет или приказ. При этом иногда посыл может коренным образом отличаться от намерений пациента или особенностей его характера: ударить кого-то, убить, нанести себе вред или увечье. Пациенты с такими симптомами требуют особого подхода и тщательного наблюдения. Как правило, причиной таких проявлений является шизофрения.

Менее опасными являются комментирующие голоса. При них пациент как бы слышит рассказ о том, что с ним происходит, «кто-то комментирует его мысли».

Также слуховые галлюцинации могут быть контрастирующими или антагоническими. Они выражаются в том, что голоса в голове пациента «делятся» на две группы, которые противоречат друг другу.

Иногда психически здоровые люди могут слышать несуществующие звуки во время перехода из сна в состояние бодрствования или при засыпании. Это называется гипнагогическими галлюцинациями и объясняется тем, что сознание человека потихоньку отключается и передает бразды правления подсознанию.

Физиологические изменения, расстройства психики или невралгические заболевания могут стать причинами слуховых галлюцинаций.

Эффект Ганцфелда

Настройтесь на радиоволну с белым шумом («Ш-ш-ш…») и наденьте наушники. Затем разрежьте мячик для пинг-понга на две половинки и приклейте к глазам. Включите перед лицом источник красного цвета. Лежите спокойно и ждите эффекта. Через полчаса-час мозгу надоест отсутствие визуальных и звуковых раздражителей, и он начнет генерировать собственные образы. Кто-то видит летающих коней, кто-то беседует с умершими родственниками, но все без исключения впадают в состояние глубочайшего релакса.

Ганцфельд (нем. «пустое поле») — методика «безориентирного, пустого поля», которая формирует сновидческое состояние сознания исследуемого на фоне глубокого расслабления. Бодрствующий и расслабленный, но изолированный от обычных сенсорных раздражителей, исследуемый уходит в себя, сосредотачиваясь на образах, которые бесконтрольно поступают в его сознание.

Симптоматика галлюцинаций, не являющихся следствием психического расстройства

Слуховые галлюцинации бывают:

  1. Истинные — человек, видя такие иллюзии, уверен, что они существуют в реальности. Такие посторонние шумы мешают заснуть.
  2. Ложные — шум внутри головы или других частей тела. Такие иллюзии считаются наиболее опасными для больного человека. Псевдогаллюцинации не зависят от воли человека, характеризуются навязчивостью, насильственностью и законченностью.
  3. Императивные — резкие возгласы, отдающие приказы, могут быть опасны как для самого человека, так и для его окружения.
  4. Угрожающие — вид иллюзий во сне, когда больной может слышать угрозы себе и своим близким.
  5. Контрастирующие (антагонистические) — диалог внутри головы, своеобразный спор двух сторон.
  6. Тактильные — выраженные в несуществующих прикосновениях. Больной описывает состояние так: «Просыпаюсь из-за того, что по коже ползают насекомые».
  7. Внушенные — обман чувств, например, под действием гипноза.
  8. Функциональные галлюцинации — наличие раздражителя, оказывающего влияние на органы чувств.

Помимо галлюцинаций, объяснения которым уже найдены наукой, существуют также иллюзии, причины которых неясны до сих пор. Например, учеными не объяснено появление иллюзий перед сном у маленьких детей.

Иногда такие видения неожиданно посещают пожилого человека, у которого отсутствуют психические отклонения, и этому также пока нет научного объяснения.

Если человек слышит звуки при отсутствии внешнего раздражителя, можно говорить о наличии слуховой галлюцинации. В таком состоянии реальность воспринимается искаженно. Расстройство является симптоматикой психического или физиологического заболевания. Здоровым людям подобное явление не свойственно.

Проявляется в виде пения птиц, звуков, свиста, слов, музыки, которых в реальности не существует. Могут быть одноголосными, многоголосными, женскими или мужскими.

Нарушение бывает следующих видов:

  1. Элементарные. Делятся на акоазмы и фонемы. Могут возникать периодически или иметь постоянный характер.
  2. Простые. Характеризуется обманом восприятия, который не затрагивает другой анализатор. Человек не видит источник, но при этом звук слышит. Делятся на: музыкальные, словесные. Последние бывают комментирующими, угрожающими или императивными.

Свеча горела

Погрузиться в измененное состояние сознания можно при помощи старинного метода гадания с двумя зеркалами и зажженной свечой. Свеча устанавливается между зеркалами таким образом, чтобы в результате переотражения в зеркалах получилась бесконечная дорожка из свечей. Пламя свечи мерцает с частотой альфа ритма человеческого мозга (8-13 Гц), что, безусловно, способствует погружению в медитативное состояние. Вместо свечи можно использовать светодиоды или жидкокристаллические цветные панели.

Диагностика и методы лечения

Основные медикаменты, используемые при лечении слуховых галлюцинаций, — это антипсихотические препараты, которые влияют на метаболизмдофамина. Если основной диагноз — аффективное расстройство, то часто дополнительно применяются антидепрессанты или нормотимики. Эти препараты позволяют человеку нормально функционировать, но по сути не являются лечением, так как не устраняют первопричину нарушения мышления.

Выявлено, что когнитивная терапия помогла снизить частоту и мучительность слуховых галлюцинаций, особенно при наличии других психотических симптомов. Интенсивная поддерживающая терапия, как выяснилось, уменьшала частоту слуховых галлюцинаций и повышала сопротивляемость пациента к галлюцинациям, приводила к значительному уменьшению их негативного воздействия. Другие когнитивные и поведенческие методы лечения применялись со смешанным успехом.

В последние годы изучена повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) как биологический метод лечения слуховых галлюцинаций. ТМС влияет на нейронную активность корковых областей, отвечающих за речь. Исследования показали, что, когда ТМС используется в качестве дополнения к антипсихотическому лечению в сложных случаях, частота и интенсивность слуховых галлюцинаций может уменьшаться. Другим источником для нетрадиционных методов является открытие международного движения слышащих голоса.

Как лечить слуховые галлюцинации — определит доктор. Специальной терапии не существует, так как это в основном симптом определенного заболевания. Терапия направлена на его купирование. Пациента госпитализируют в профильное отделение.

Если нарушение является симптомом разной формы шизофрении, назначают терапию антипсихотическими препаратами. Регулярный, длительный прием позволит снизить риск рецидива. При сильном эмоциональном расстройстве дополнительно назначают нормотимики, антидепрессанты.

Нарушение может быть результатом приема медикаментов. В этом случае врач корректирует дозировку или назначает менее агрессивный аналог.

После запоя

После длительного запоя организм больного подергается дополнительному стрессу. Проводят мощную дезинтоксикацию с помощью промывания желудка, приема адсорбентов, активированного угля. Следующий этап — инфузионная, симптоматическая терапия, которую проводят с помощью аналептиков, нейролептиков, транквилизаторов.

В пожилом возрасте

Слуховые галлюцинации в пожилом возрасте возникают на фоне ухудшения кровообращения, психических расстройств, органических поражений клеток головного мозга или приема медикаментов. Терапия заключается в приеме нейролептиков. При нарушениях, вызванных медикаментами, лечащий врач отменяет или заменят препарат, который спровоцировал неприятный симптом.

Определенной профилактики слуховых видений не существует. Чтобы предупредить развитие подобных состояний, необходимо своевременно лечить специфические заболевания. При первом проявлении расстройства необходимо обратиться к доктору и пройти обследование.

Эффект Пуркинье

Поверните лицо к солнцу, закройте глаза и поводите перед ними рукой. Через несколько секунд возникнут разноцветные образы.

По научному, Эффект Пуркинье — это смещение спектральной светочувствительности при переходе от дневного зрения, для которого максимум соответствует длине волн желтозеленых тонов (555 нм), к сумеречному освещению, для которого максимум соответствует голубоватозеленым тонам (500 нм). В частности, при сумеречном освещении цвета предметов холодеют, красные и желтые оттенки становятся более тусклыми, а голубые и зеленые более яркими.

Снижение боли с помощью бинокля

Если у вас на теле есть болезненная рана, посмотрите на нее через бинокль, повернутый неправильной стороной. Или просто укусите себя за палец, чтобы он немного болел. В бинокль рана или палец покажутся меньше, чем есть на самом деле. В результате боль ослабеет.

Таким образом, исследование, проведённое в Оксфордском университете, привело к открытию нового средства против боли — перевёрнутого бинокля. Учёные продемонстрировали, что если смотреть на пораненную часть тела через бинокль со стороны, которая уменьшает предметы, то боль уменьшается, а опухоль спадает. Исследователи утверждают, что даже основные телесные ощущения, такие как боль, варьируются в зависимости от того, что мы видим.

Эффект ничегонеделания

Профессор д-р Дональд Хебб провел интересный опыт. За суточные в 20 долларов 46 студентов подвергались направленной задаче быть ленивыми. Они легли в мягкую постель, находящуюся в изолированном от шума помещении. На глаза их были одеты очки, пропускающие только мерцание молочного света. На руки были надеты перчатки и картонные тубы так, чтобы они не могли воспринимать никаких внешних впечатлений.

Студенты сначала считали этот опыт приятной забавой. Первые часы они спали, но затем после пробуждения они становились все более неспокойными. В результате только один выдержал опыт до конца, проведя более пяти дней в полном ничегонеделании.

Студенты рассказывали о зрительных и слуховых галлюцинациях, которые у них возникали в процессе эксперимента: о цветных пестрых дисках и квадратах, которые проплывали перед завязанными глазами. Они видели линии и узоры, затем доисторических зверей, желтых людей, клыки мамонта, прозрачные руки, великанов, слышали голоса и звуки.