Невролог депрессия

Депрессия и болезнь Альцгеймера

В клинике профессора В.Л. Минутко проводится прием пациентов с болезнью Альцгеймера и сопутствующими заболеваниями

В настоящее время растет число больных, страдающих болезнью Альцгеймера. В России при кризисе и снижении платежеспособности людей, в частности пациентов, наблюдается сокращение продолжительности жизни людей. Учеными замечено увеличение количества людей, заболевающих болезнью Альцгеймера в развитых странах, при этом в возрасте 85 лет 50% людей страдают этим заболеванием.

Депрессия наблюдается у 30-50% пациентов с болезнью Альцгеймера. Именно депрессией можно объяснить пассивность, необходимость ухода, тенденцию к неблагополучному течению слабоумия, риск смерти. Иногда при болезни Альцгеймера депрессию не могут выявить, особенно при преобладании когнитивных нарушений. И при болезни Альцгеймера и при депрессии наблюдается общая клиническая симптоматика, которую сложно разграничить. Например, такие симптомы как апатия, снижение либидо, уменьшение аппетита, нарушения сна – они могут быть как при болезни Альцгеймера, так и при депрессии. У многих пациентов с болезнью Альцгеймера и депрессией наблюдаются соматические проявления, тревога, а чувство тоски или печали, менее характерно для депрессии старческого возраста и при болезни Альцгеймера.

При опросе пациента колебания активности, периодически возникающая депрессия должны насторожить доктора и способствовать раннему выявлению депрессии. Для депрессии старческого возраста характерны -чувство вины, дисфория, суицидальные мысли, дисфория. Для деменции – дневная сонливость, снижение интереса, слабость, психомоторные нарушения, уменьшение социальной активности. Иногда депрессия, в частности реактивная является триггером болезни Альцгеймера. Диагностика осложняется тем, что депрессию можно посчитать за проявление начала болезни Альцгеймера. В научной литературе нет данных об эффективности и переносимости таких антидепрессантов, как эсцитолапрам и миртазапин.

В последние годы при наблюдении отмечают множество побочных эффектов при назначении антидепрессантов, утяжеление течения соматических болезней, в том числе сердечно-сосудистых заболеваний, при лечении депрессии при болезни Альцгеймера.

Исходя из опыта клиники профессора В.Л. Минутко в г. Москва, циталопрам и эсциталопрам, относятся к наиболее подходящим антидепрессантам. Начальная доза циталопрама составляет -10 мг, эсцилопрама-5 мг. Эффект от лечения данными лекарствами проявляется поздно, на четвертой-восьмой неделе. Но если после трехмесячного лечения препаратами из фармакологической группы ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) эффект не будет наблюдаться, следует перейти на медикаменты из другой фармакологической группы. Но из-за большого количества осложнений, не следует назначать мелипрамин и амитриптилин.

Замечено, что общение людей с болезнью Альцгеймера и депрессией со сверстниками, значительно улучшает состояние. В клинике доктора В.Л. Минутко в г. Москва установили, что когнитивная стимуляция с помощью специальных программ улучшает не только состояние конгитивной сферы пациентов, но и способствует выходу из депрессии.

Улучшает состояние больных светотерапия, музыкальная терапия, мультисенсорная стимуляция. Но электросудорожную терапию при болезни Альцгеймера, сопровождающейся депрессией, лучше не принимать, так как есть опасность и риски возникновения делирия.

Молекулярные аспекты патогенеза депрессивных расстройств

Депрессия и стресс

В настоящее время стрессу отводится роль одного из пусковых (триггерных) механизмов аффективных расстройств (расстройства эмоциональной сферы, аффекта), в том числе и депрессивных. Как полагают, опасно не однократное и сильное стрессовое событие, а менее интенсивное и постоянное воздействие стресса, особенно повседневные непредсказуемые стрессовые события. Адаптироваться к такому стрессовому воздействию невозможно, и оно приводит к хронической активации механизмов защиты и адаптации с последующим их истощением.

Одним из важнейших компонентов физиологической реакции организма на стресс является гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая ось (рис.7).

рис.7 Varghese, F. P., & Brown, E. S. (2001). The Hypothalamic-Pituitary-Adrenal Axis in Major Depressive Disorder: A Brief Primer for Primary Care Physicians. Primary Care Companion to The Journal of Clinical Psychiatry, 3(4), 151–155.

Последовательная активация стрессом центральных структур (миндалины — гипоталамуса — гипофиза) приводит к выработке гормонов коры надпочечников — глюкокортикоидов (кортизола) — гормоны стресса. Последние способны действовать на структуры мозга (ответственны за эмоционально-стрессовую реакцию (префронтальная кора и гиппокамп)) и нарушать процессы нейропластичности.

Нарушения нейропластичности*

Нарушения нейропластичности приводят к нарушению нормальной связи между структурами головного мозга (ответственными за эмоциональную реакцию).

*Нейропластичность — это способность мозга адаптироваться к изменениям путем реорганизации, при нормальном развитии и в условиях патологии.

рис.8 E. Fuchs, G. Flügge, “Adult Neuroplasticity: More Than 40 Years of Research,” Neural Plasticity, vol. 2014, Article ID 541870, 10 pages, 2014. doi:10.1155/2014/541870 Shaffer, Joyce. “Neuroplasticity and Clinical Practice: Building Brain Power for Health.” Frontiers in Psychology 7 (2016): 1118. PMC. Web. 7 May 2017. K. Zilles, “Neuronal plasticity as an adaptive property of the central nervous system,” Annals of Anatomy, vol. 174, no. 5, pp. 383–391, 1992.

Наиболее важными в контексте депрессивных расстройств представляются префронтальная кора, миндалина и гиппокамп.

Взаимодействие структур головного мозга в норме

рис.9 Gorman J.M., Docherty J.P. A Hypothesized Role for Dendritic Remodeling in the Etiology of Mood and Anxiety Disorders. The Journal of Neuropsychiatry and Clinical Neurosciences 2010 22:3, 256–264

В норме, когда существует полноценная связь между нейронами этих структур, префронтальная кора обрабатывает информацию, полученную от гиппокампа (память, эмоциональная окраска воспоминаний и событий). Миндалина — это структура, ответственная за чувство страха. В норме чрезмерную активность этой структуры подавляет префронтальная кора.

рис.10

Известно, что на фоне депрессивных расстройств нарушаются процессы нейропластичности, в частности снижается число контактов между нервными клетками, изменяется скорость передачи импульса, уменьшается количество нейронов. Кроме того, на фоне депрессии отмечают уменьшение объема гиппокампа и префронтальной коры. Подобные изменения способствуют нарушению нормальной функциональной связи между представленными структурами.

Депрессивная симптоматика, по-видимому, может быть опосредована этими изменениями: неконтролируемая тревога, которая часто имеет место у больных с депрессией может быть следствием отсутствия торможения миндалины префронтальной корой.

Взаимодействие структур головного мозга при депрессии (теория)

рис.11 Gorman J.M., Docherty J.P. A Hypothesized Role for Dendritic Remodeling in the Etiology of Mood and Anxiety Disorders. J Neuropsychiatry Clin Neurosci. 2010, 22(3):256–64.Кудряшов Н.В. дис. … канд. биол. наук: 14.03.06 — М., 2016. — 198 с.

Невозможность адекватно оценить ситуацию и использовать предшествующий положительный опыт — результат нарушения связи между префронтальной корой и гиппокампом. Уменьшение объема гиппокампа может объяснять патологически сниженное настроение.

Механизмы регуляции нейропластичности на фоне депрессивных расстройств

рис.12

Важным регуляторов процессов нейропластичности является мозговой нейротрофический фактор (BDNF — brain derived neurotrophic factor), уровни которого снижаются на фоне стресса и депрессии.

Отрицательным регуляторами нейропластичности могут выступать и гормоны стресса, например кортизол — глюкокортикостероид, вырабатываемый корой надпочечников. Хорошо известно, что большинство применяемых антидепрессантов (при хроническом применении) способны повышать уровни BDNF и, по-видимому, это является частью их терапевтического действия.

Свойства мозгового нейротрофического фактора (BDNF*) и перспектива его применения в качестве антидепрессанта

рис.13 Castrén E, Rantamäki T. The role of BDNF and its receptors in depression and antidepressant drug action: Reactivation of developmental plasticity. Dev Neurobiol. 2010; 70(5):289–97.

*BDNF играет важную роль при многих психопатологиях, в т.ч. и депрессиях. Применение самого BDNF невозможно ввиду целого ряда причин (которые перечислены на рисунке) .

Помимо антидепрессантов существуют и другие факторы, способствующие повышению уровней BDNF в ЦНС и они совпадают с положительными стимулами нейропластичности — обучение, физические упражнения, новый опыт, диета и т.д. Более того, зачастую эти факторы могут дополнять лекарственную терапию депрессивных расстройств.

На рисунке 14 представлены данные об исследовании антидепрессивных свойств самого BDNF на животных моделях (крысах). Поскольку сам BDNF не может проникать в мозг (через гематоэнцефалический барьер) при периферическом введении, то в экспериментах BDNF вводили непосредственно в мозг.

Изучение антидепрессивных свойств мозгового нейротрофического фактора (BDNF) на животных моделях

рис.14 Eisch AJ, Bolaños CA, de Wit J et al. (2003). Biol Psychiatry. 54(10):994–1005Shirayama Y, Chen AC, Nakagawa S, Russell DS, Duman RS (2002). J Neurosci. 22(8):3251–61.

  1. Введение в область гиппокампа. Основная идея заключалась в адресном введении BDNF в область мозга, ответственную за нейрогенез (зубчатая извилина гиппокампа — одна из так называемых «нейрогенных ниш»). После введения оценивали депрессивно-подобное поведение животных (Оценивают дисфорический компонент депрессии. Животных (крысы или мыши) помещают в цилиндр с водой, из которого самостоятельно выбраться невозможно. Через некоторое время активные попытки животного выбраться из цилиндра сменяются «состоянием отчаяния» (животное находится в воде практически без движений).

Сокращение неподвижности (иммобилизации) животного рассматривают как коррелят антидепрессивного эффекта. BDNF оказывал антидепрессивный эффект после введения в зубчатую извилину (нейрогенная ниша) и СА3 зону гиппокампа (нейроны этой зоны обеспечивают взаимодействие зубчатой извилины с другими областями гиппокампа).

2. При введения BDNF в вентральную область покрышки (зону, ответственную продукцию дофамина и страдающую при депрессивных расстройствах) был зарегистрирован обратный эффект — усиление депрессивно-подобного поведения.

Миметики

Поскольку не представляется возможным использование самого BDNF в качестве лекарственного средства, то разрабатывают препарат на основе этого фактора. В частности, были хорошо изучены активные участки молекулы BDNF (пространственная структура которых, обуславливает название — петля. Рис.15).

В настоящее время активно изучаются миметики (вещества имитирующие активность) BDNF.

Разработка препаратов нового поколения на основе мозгового нейротрофического фактора (BDNF)

рис.15 Fletcher JM, Morton CJ, Zwar RA et al. J Biol Chem. 2008;283(48):33375–83.Massa SM, Yang T, Xie Y et al. J Clin Invest. 2010;120(5):1774–85.Середенин С.Б., Воронина Т.А., Гудашева Т.А. и др. Acta Naturae. 2013. 4(19): 116–120.

Антидепрессивные свойства пептидного миметиков 4 петли мозгового нейротрофического фактора (BDNF) — соединения ГСБ-106

рис.16 Середенин С.Б., Воронина Т.А., Гудашева Т.А. и др. Acta Naturae. 2013. 4(19): 116–120.

ГСБ-106 — вещество пептидной структуры, представляет собой миметик 4 петли BDNF (отечественная разработка). Вещество оказывает антидепрессивный эффект на животных моделях при различных режимах введения. В настоящее время проводятся расширенные исследования фармакологических свойств этого соединения с целью создания на его основе антидепрессанта нового поколения.

Нейрогенез* и депрессия

Нейрогенез *— многоступенчатый процесс образования новых нервных клеток в зрелой ЦНС, являющийся адаптивной функцией нервной системы.

E. Fuchs, G. Flügge, “Adult Neuroplasticity: More Than 40 Years of Research,” Neural Plasticity, vol. 2014, Article ID 541870, 10 pages, 2014. doi:10.1155/2014/541870 рис.17

На рисунке 17 мы показываем нейрогенные зоны (ниши) млекопитающих:

1) Зубчатая извилина гиппокампа

2) Обонятельные луковицы

3) Субвентрикулярная зона

Считается, что у человека основной нейрогенной нишей является гиппокамп (зубчатая извилина).

Стресс, который рассматривается в качестве одного из главных пусковых стимулов депрессивных расстройств, приводит к снижению уровней BDNF и повышению кортизола, который, в свою очередь, усиливает действие глутамата на ЦНС.

рис.18

Эти изменения, в совокупности, подавляют гиппокампальный нейрогенез и приводят к уменьшению объема гиппокампа. Под действием глутамата так же возможна активация апоптоза (программируемой гибели нервных клеток). При нарушении нейрогенеза мозг не может в полной мере восполнить потери и развивается депрессивная симптоматика.

Глутамат — одна из основных возбуждающих аминокислот ЦНС. Нарушение нейропластичности под влиянием чрезмерного действия глутамата, по-видимому, связано с компенсаторной реакцией. Нейроны «убирают» лишние связи и гибнут (апоптоз), чтобы защитить ЦНС от перевозбуждения и последующих повреждающих последствий этого процесса.

Хорошо известным фактом является способность антидепрессантов стимулировать нейрогенез, однако механизмы, лежащие в основе этого явления, на сегодняшний день до конца не изучены. Известно, что все группы антидепрессантов действуют на моноаминовую систему головного мозга и восполняют функциональный или материальный дефициты серотонина и норадреналина. Кроме того, препараты данной фармакологической группы повышают уровни мозгового нейротрофического фактора.

Антидепрессанты способны стимулировать нейрогенез

рис.19

Стимуляция нейрогенеза характерна для антидепрессантов независимо от их механизма действия, химического строения или класса. Следовательно, поиск механизмов регуляции нейрогенеза следует осуществлять в общих для всех антидепрессантов свойствах. Таким общими свойствами является активность антидепрессантов в отношении серотонина и норадреналина.

На сегодняшний день формируется представление о роли серотонина в регуляции гиппокампального нейрогенеза.

Возможные механизмы нейрогенной активности антидепрессантов

рис.20 Alenina N, Klempin F. The role of serotonin in adult hippocampal neurogenesis. Behav Brain Res. 2015;277:49–57.

Во-первых, зубчатая извилина гиппокампа получает серотониновую регуляцию от больших ядер шва (скопление нервных клеток, которые вырабатывают серотонин; располагаются в стволе мозга) как напрямую, так и через вставочные нейроны, которые несут на своей поверхности различные подтипы серотониновых рецепторов.

Во-вторых, на самих стволовых клетках обнаружены серотониновые рецепторы 1А подтипа, что говорит о потенциальной возможности серотонина регулировать стволовые клетки мозга.

Механизмы нейрогенной активности антидепрессантов

рис.21

Как было показано в экспериментальных исследованиях (на животных и культурах клеток), селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС, классический препарат из этой группы — флуоксетин) способны стимулировать стадию пролиферации нейрогенеза в гиппокампе.

Предполагаемый механизм — повышение концентрации серотонина (5-НТ — серотонин, он же 5-гидрокситриптамин) в ЦНС и последующая (усиленная) стимуляция серотонином нейрогенеза.

Потенциальными мишенями антидепрессантов в процессе нейрогенеза также могут служить серотониновые рецепторы 1А подтипа (5НТ1А-рецепторы). Эти предположения согласуются с данными о положительном (терапетивческом) эффекте активации серотониновых 5-НТ1А-рецепторов антидепрессантами (например, вилазодоном) на фоне депрессивных расстройств.

Еще одним аргументом, который позволяет рассматривать стимуляцию нейрогенеза как основной механизм действия антидепрессантов, является совпадение во времени между средним временем наступления терапевтического эффекта (от 2 до 7 недель) и полным циклом нейрогенеза (3–7 недель).

Помимо перечисленных механизмов, антидепрессанты из группы СИОЗС также демонстрируют способность повышать уровни BDNF, однако механизмы этого эффекта остаются неизвестными.

Влияние флуоксетина (прозака) на нейрогенез нечеловекоподобных приматов

рис.22 Perera TD, Dwork AJ, Keegan KA, et al. Necessity of Hippocampal Neurogenesis for the Therapeutic Action of Antidepressants in Adult Nonhuman Primates. Kato T, ed. PLoS ONE. 2011;6(4):e17600. doi:10.1371/journal.pone.0017600.

В исследованиях на приматах (наиболее релевантная животная модель) показана способность флуоксетина (торг. название «прозак») стимулировать нейрогенез на фоне стресса (в данном случае была использована модель изоляционного стресса). На рисунке 22 показано, что флуоксетин значительно увеличивал (статистически достоверно) скорость пролиферации (деления) стволовых нервных клеток в гиппокампе приматов.

Влияние флуоксетина на нейрогенез нечеловекоподобных приматов

рис. 23 Perera TD, Dwork AJ, Keegan KA, et al. Necessity of Hippocampal Neurogenesis for the Therapeutic Action of Antidepressants in Adult Nonhuman Primates. Kato T, ed. PLoS ONE. 2011;6(4):e17600. doi:10.1371/journal.pone.0017600.

Воздействие стресса приводило к уменьшению зернистого слоя зубчатой извилины гиппокампа — основной нейрогенной зоны мозга приматов. Введение флуоксетина на фоне стрессовой экспозиции предупреждало это изменение и сохраняло нормальной объем этой структуры (общий объем).

Влияние флуоксетина на нейрогенез нечеловекоподобных приматов

Корреляция между ангедонией (депрессивно-подобным поведением) и нейрогенезом

рис. 24 Perera TD, Dwork AJ, Keegan KA, et al. Necessity of Hippocampal Neurogenesis for the Therapeutic Action of Antidepressants in Adult Nonhuman Primates. Kato T, ed. PLoS ONE. 2011;6(4):e17600. doi:10.1371/journal.pone.0017600.

Было установлено наличие корреляции между стимуляцией нейрогенеза флуоксетином и предупреждением развития депрессивного поведения (ангедонии).

При изучении влияния флуокситина на нейрогенез нечеловекоподобных приматов была установлена достоверная корреляция между снижением нейрогенеза (вызванного стрессом) и усилением депрессивно-подобного поведения приматов (ангедония, которую определяли по совокупности нарушений социального и пищевого поведения), а также корреляция между стимуляцией нейрогенеза флуоксетином и отсутствием депрессивно-подобного поведения.

Норадреналин — другой важный моноамин, который наравне с серотонином способен принимать участие в регуляции гиппокампального нейрогенеза.

Возможные механизмы нейрогенной активности антидепрессантов

рис.25 Jhaveri DJ, Mackay EW, Hamlin AS, et al. Norepinephrine directly activates adult hippocampal precursors via β3 adrenergic receptors. The Journal of neuroscience : the official journal of the Society for Neuroscience. 2010;30(7):2795–2806. doi:10.1523/JNEUROSCI.3780–09.2010.

В исследованиях на культурах нейронов гиппокампа было показано, что норадреналин, (в отличие от серотонина) повышал количество стволовых клеток. Серотонин же, как было продемонстрировано ранее, влиял не на количество, а на скорость пролиферации.

Помимо количественных изменений норадреналин вызывал и качественные — увеличивал размеры нейросфер, что наглядно показано на снимке электронного микроскопа (см. рис.26).

Возможные механизмы нейрогенной активности антидепрессантов

рис.26 Jhaveri DJ, Mackay EW, Hamlin AS, et al. Norepinephrine directly activates adult hippocampal precursors via β3 adrenergic receptors. The Journal of neuroscience : the official journal of the Society for Neuroscience. 2010;30(7):2795–2806. doi:10.1523/JNEUROSCI.3780–09.2010.

…..

Роль глиальных клеток в формировании депрессивных расстройств

Ранее нами были рассмотрены изменения в нейронах, но проигнорирована роль глиальных клеток в формировании депрессивных расстройств. Тем не менее, экспериментальные и клинические исследования указывают на возможную роль патологии глиальных клеток в патогенезе депрессии.

Роль глии в формировании депрессивных расстройств

рис. 27 Rajkowska, G., & Miguel-Hidalgo, J. J. (2007). Gliogenesis and Glial Pathology in Depression. CNS & Neurological Disorders Drug Targets, 6(3), 219–233.

Исследователями была представлена схема патогенеза депрессивных расстройств при участии глии (рис.27).

Генетическая предрасположенность может включать: наследственный фактор (наличие депрессивного расстройства у одного из родителей повышает риск этого заболевания у ребенка); полиморфизм генов: BDNF, серотонинового переносчика (который участвуют в обратном захвате серотонина в нервные и глиальные клетки), серотониновых рецепторов, ферментов синтеза серотонина (триптофан гидроксилазы 2 типа).

Генетическая уязвимость в совокупности с экологическими и стрессовыми факторами создает благоприятную среду для формирования депрессивного расстройства.

Учеными было установлено, что роль глиальных клеток неодинакова у молодых и пожилых больных (рис.28).Глиальные клетки могут играть важную роль в патогенезе ранних стадий депрессивных расстройств, которые могут обуславливать выраженное уменьшение количества пирамидных нейронов в более зрелом возрасте.

Роль глиальных клеток в формировании депрессивных расстройств неодинакова у молодых и пожилых больных

рис.28 Rajkowska, G., & Miguel-Hidalgo, J. J. (2007). Gliogenesis and Glial Pathology in Depression. CNS & Neurological Disorders Drug Targets, 6(3), 219–233.

В частности, потеря функции глиальных клеток в молодом возрасте повышает риск развития повторных эпизодов депрессии в пожилом возрасте, но при этом будет преобладать уже дефицит пирамидных нейронов, а не глиальных клеток.

рис.29 Rajkowska, G., & Miguel-Hidalgo, J. J. (2007). Gliogenesis and Glial Pathology in Depression. CNS & Neurological Disorders Drug Targets, 6(3), 219–233.

Подобная динамика согласуется с одной из важнейших функций глиальных клеток — поглощением избытка глутамата из синаптической щели (контакта между нервными клетками). Глутамат является одним из основных возбуждающих нейромедиаторов ЦНС и его чрезмерное действие может приводить к нарушению нейропластичности и эксайтотоксичности (нейротоксичность, связанная с избыточным возбуждением; по-видимому, является защитной реакцией нервных клеток от перевозбуждения — количество нейронов и связей между ними уменьшается).

В глиальных клетках находится белок-транспортер, который участвует в переносе глутамата из синаптической щели в глиальную клетку, где глутамат подвергается метаболизму.

рис.30 Rajkowska, G., & Miguel-Hidalgo, J. J. (2007). Gliogenesis and Glial Pathology in Depression. CNS & Neurological Disorders Drug Targets, 6(3), 219–233.

Воздействие стресса в совокупности с другими факторами приводит к:

  1. Уменьшению количества глиальных клеток в структурах лимбической системы мозга;
  2. Гиперпродукции глутамата.

Таким образом формируется избыток этого возбуждающего нейромедиатора, который является отрицательным модулятором нейропластичности (как полагают, это может быть частью компенсаторной реакции, защищающей нервную систему от перевозбуждения).

Функция глиальных клеток не ограничивается поглощением глутамата, они также участвуют в выработке нейротрофинов, в частности BDNF (рис.31).

рис.31

В совокупности дефицит нейротрофинов и избыток глутамата приводят к нарушению нейропластичности и деперссивно-подобным изменениям (уменьшению объема гиппокампа и префронтальной коры, нарушению нормальной функциональной связи между структурами лимбического круга).

В контексте данной концепции также возможно найти объяснения терапевтической эффективности антидепрессантов (рис.32):

  1. Антидепрессанты способны «смягчать» действие стресса за счет нормализации активности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси;
  2. Увеличивать концентрации BDNF в ЦНС;
  3. Стимулировать процессы нейропластичности.

рис.32

На рисунке 33 представлена обобщенная схема депрессивных расстройств, которая построена на концепции стресс-опосредованной нейродегенерации. Видно, что антидепрессанты занимают нишу «корректоров последствий стресса». При всех имеющихся достоинствах и терапевтическом потенциале, антидепрессанты оказываются не всегда эффективны в устранении депрессивной симптоматики.

рис.33

Существуют, так называемые, резистентные к фармакотерапии формы депрессивных расстройств. Этот феномен пытаются объяснить и разнообразностью стрессовых факторов, и различной силой и продолжительностью стрессовой экспозиции, и индивидуальными особенностями (мутация мишеней антидепрессантов). Но общий вывод из данной ситуации один — необходим поиск принципиально новых мишеней для фармакотерапии депрессивных расстройств.

Новые тенденции в создании антидепрессантов

Перспективным направлением представляется воздействие на систему глутамата, если рассматривать этот нейромедиатор как один из ключевых элементов патогенеза депрессивных расстройств. В рамках этого направления получены значительные успехи — создан принципиально новый антидепрессант, который по своему механизму является блокатором глутаматный NMDA-рецепторов и препятствует чрезмерной активности этой аминокислоты. Антидепрессант Rapasintel в настоящее время успешно прошел I и II фазы клинических исследований, где показал высокую эффективность и рассматривается как средство лечения устойчивых форм депрессивных расстройств.

В рамках глутаматергической теории депрессивных расстройств можно рассмотреть и роль основного тормозного медиатора ЦНС — гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК или GABA).

рис.34 Möhler H. The GABA system in anxiety and depression and its therapeutic potential. Neuropharmacology. 2012 Jan;62(1):42–53.

ГАМК является функциональной противоположностью глутамата и способна ограничивать его возбуждающее действие, поэтому оценка роли ГАМК в депрессивных расстройствах представляется вполне логичной.

Установлено, что на фоне депрессивных расстройств наблюдается дефицит корковых уровней ГАМК и ее рецепторов. В частности, пирамидные нейроны, вырабатывающие глутамат, могут подвергаться тормозному влиянию интернейронов, вырабатывающих ГАМК. ГАМК реализует свое тормозное действие посредством активации ГАМК-А-рецептора.

рис. 35 Möhler H. The GABA system in anxiety and depression and its therapeutic potential. Neuropharmacology. 2012 Jan;62(1):42–53.

Структура ГАМК-А рецептора представлена на рисунке 35. Рецептор состоит из 5 субъединиц (2α, 2β и γ), каждая субъединица имеет подтип, например известно 6 вариантов α-субъединиц. Комбинация различных вариантов субъединиц определяет подтип ГАМК-А рецептора.

В подтверждение роли ГАМК говорит и эффективность положительного модулятора ГАМК-А рецептора — эсзопиклона. Мишенью данного препарата являются ГАМК-А рецепторы, несущие в своем составе α2- и α3-субъединицы. Эсзопиклон иногда применяется в комбинации с антидепрессантами и значительно облегчает депрессивную симптоматику даже после отмены антидепрессантов. Предполагают, что его терапевтическое действие связано с ослаблением функции глутамата. Интересно, что другие положительные модуляторы ГАМК-А рецептора (для которых необходимо наличие других вариантов α субъединиц, например золпидем) подобной активностью не обладают.

рис.36

И так, в представленной схеме (рис.37) мы резюмируем данные о нарушении процессов нейропластичности и развитии депрессивной симптоматики.

1) Подавление процессов нейропластичности не является строго специфичным для депрессивных расстройств, а наблюдается и при других психопатологиях (шизофрения, биполярное аффективное расстройство) и неврологических заболеваниях (рассеянный склероз, болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера).

2) На животных моделях подавление пролиферации стволовых клеток химическими агентами не блокирует эффекты антидепрессантов (в отличие от рентгеновских лучей, где отмечен обратный эффект ).

3) Ресурс нейрогенеза может оказаться ограниченным и чрезмерная стимуляция может привести к истощению.

4) Неизвестны долгосрочные последствия длительной искусственной стимуляции нейрогенеза. Существует ли риск развития опухолевого процесса?

5) Нарушение нейропластичности не является исчерпывающей концепцией депрессивных расстройств. Концепция не может в полной мере объяснить наличие ВСЕХ симптомов заболевания (например, соматизации депрессивной симптоматики, когда симптомы депрессии маскируются под заболевания внутренних органов — головная боль, боль в сердце, в животе и т.д.), характера течения (цикличность) и резистентностью некоторых форм депрессий к лекарственной терапии (не смотря на то, что антидепрессанты активируют нейрогенез и повышают BDNF).

Нарушение процессов нейропластичности и депрессивные расстройства — недостатки концепции

рис.37

•Подавление процессов нейропластичности не является специфичным для депрессивных расстройств

•На животных моделях подавление пролиферации стволовых клеток не всегда блокирует эффекты антидепрессантов

•Ресурс нейрогенеза может оказаться ограниченным и чрезмерная стимуляция может привести к истощению.

•Неизвестны долгосрочные последствия длительной «насильственной» стимуляции нейрогенеза. Существует ли риск развития опухолевого процесса?

•Нарушение нейропластичности не является исчерпывающей концепцией депрессивных расстройств.

Теории о роли нейромедиаторных аминокислот — глутамата и ГАМК, не являются исчерпывающими. Во-первых, представленные системы (глутаматергическая и ГАМКергическая) не могут быть рассмотрены изолированно от других факторов, т.к. по сути, являются промежуточным звеном патогенеза депрессивных расстройств или отдельных симптомов. Во-вторых, изменения в глутаматергической и ГАМКергической системах мозга наблюдаются не только при депрессивных, но и ряде других расстройств и состояний (шизофрения, тревожные расстройства, панические атаки, эпилепсия, болевая чувствительность, болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера).

рис.38

Если рассматривать фармакологическое вмешательство в глутаматергическую систему, то оно, несомненно, перспективно и даже инновационно, т.к. ранее все антидепрессанты действовали исключительно на моноаминегическую систему мозга. Однако, столь широкий функционал глутамата в ЦНС может привести к развитию нежелательных эффектов и ряду противопоказаний. Но рано давать прогнозы, блокатору глутаматных рецепторов еще предстоит пройти III фазу клинических исследований. Препарат рассматривается не как замена современным антидепрессантам, а как средство дополнительной терапии (например, при устойчивых формах депрессий).

Препараты, являющиеся позитивным модуляторами ГАМКа-рецепторов в настоящее время не рассматриваются как самостоятельные антидепрессанты, они полезны в устранении отдельных симптомов депрессивных расстройств.

“Идеальный” препарат

Перспективным направлением для разработки новых эффективных и безопасных антидепрессантов представляется изучение механизмов самого стресса, поскольку именно стрессовый фактор (стрессовые события) рассматривается в качестве основного пускового стимула для формирования депрессивных расстройств.

Как должен выглядеть перспективный препарат?

В основе поиска и создания «идеального» антидепрессанта должно лежать два простых принципа (согласно Franco Borsini):

1.Препарат не должен изменять психику здорового человека

2.Препарат должен действовать только в условиях психопатологии

рис.39 Borsini, F. Models for depression in drug screening and preclinical studies: Future directions. World. J. Pharmacol. 2012, 1(1). 21–29.

Прерывание механизмов стресса на ранних этапах позволило бы предотвратить все те изменения, которые рассматривались в контексте нашей статьи. Именно такой способ коррекции, в теории, представляется наиболее эффективным не только для предупреждения развития депрессии, но и для надежной защиты от рецидивов и повторных, более тяжелых эпизодов.

Лекарственная терапия, сама по себе, не является единственным средством коррекции рассматриваемой психопатологии. Не меньшее значение должно уделяться и общению с пациентами, выявлению причины заболевания. В ряде случаев, эффективность психотерапии также имеет высокий потенциал, т.к. помогает найти пути решения проблемы, а не борется с симптомами заболевания, оставляя проблему не решенной и переводя депрессию в субхроническую и хроническую формы.

Может ли невролог лечить депрессию?

10 марта 2009 года

В рамках конференции «Вейновские чтения» состоялся симпозиум «Невротическая депрессия у больных в общемедицинской практике», который был организован при спонсорской поддержке компании «Пфайзер». На симпозиуме Татьяна Грациевна Вознесенская, д. м. н., профессор, главный научный сотрудник Отдела неврологии и клинической нейрофизиологии НИЦ ММА им. И. М. Сеченова, рассказала об особенностях лечения депрессии врачами-неврологами.

Татьяна Грациевна попыталась ответить на следующие вопросы: какую депрессию невролог может лечить самостоятельно, каких пациентов надо направлять к психиатру, как следует лечить депрессию у неврологических больных.

Депрессия очень часто сопутствует неврологическим заболеваниям. В одном из исследований (COMPAS) было показано, что около 80% пациентов неврологических стационаров имеют симптомы малой, большой или субсиндромальной депрессии. Депрессия может быть симптомом органического поражения мозга. Однако вне зависимости от причины она всегда изменяет клинику, ухудшает течение неврологического заболевания и снижает возможности реабилитации. Ситуацию ухудшает ещё и тот факт, что депрессия редко диагностируется, редко лечится и ещё реже лечится адекватно.

Депрессия выявляется у большого количества больных, страдающих различными органическими заболеваниями:

  • при болезни Паркинсона — у 50% пациентов и у 90% выявляются симптомы депрессии,
  • при синдроме паркинсонизма — у 30-90% пациентов в зависимости от тяжести заболевания,
  • постинсультная депрессия — у 20-50% пациентов,
  • депрессия при сосудистой деменции — у 30-71%,
  • у пациентов с болезнью Альцгеймера большая депрессия выявляется в 15% случаев, малая депрессия — в 25% случаев, симптомы депрессии — у 50% пациентов.

Депрессия и текущее органическое заболевания могут иметь разную взаимосвязь:

  • Депрессия — понятный «психологический ответ» на множественный неврологический дефект, возникший в результате заболевания ЦНС.
  • Депрессия — прямое следствие локального или диффузного органического поражения головного мозга.
  • Депрессия — фактор риска развития цереброваскулярных и нейродегенеративных заболеваний.
  • Депрессия — сосуществование двух заболеваний — неврологического и психиатрического. Однако при сосуществовании они обязательно изменяют клиническую картину друг друга.

Постинсультная депрессия имеет самую частую психиатрическую коморбидность — 30-50%. Она негативно влияет на когнитивные функции, повседневную активность, повышает риск смертности в первый год после инсульта. Депрессия зависит от локализации очага, от размеров желудочков, а не от тяжести неврологического дефекта. Депрессия и инсульт — факторы риска развития друг друга. Исследование 1993 года показало, что больные после инсульта с депрессией умирают в 3 раза чаще в течение 10 лет, чем больные без депрессии.

Сосудистая депрессия часто сочетается с цереброваскулярными заболеваниями. В 1997 году психиатры выдвинули гипотезу, что цереброваскулярные заболевания могут порождать депрессию. В структуре сосудистой депрессии обязательно присутствуют когнитивные нарушения, которые начинаются с расстройства исполнительных функций (планирование, организация, последовательность, абстракция), памяти и скорости переработки информации. Такая депрессия обычно начинается в зрелом возрасте — после 64 лет. Для сосудистой депрессии не характерны чувство вины и ажитации, но характерна апатия, ангедония и психомоторная заторможенность. У таких пациентом более выражена беспомощность в повседневной жизни. В роду не характерны аффективные заболевания.

Пациенты, у которых нет ни большой, ни малой депрессии, но длительно (как минимум в течение 2 недель) или постоянно присутствуют любые два или более симптома депрессии, связанные с очевидным нарушением социального функционирования, имеют субсиндромальную депрессию, которая в 50% случаев за 5 лет перерастает в большую депрессию, если вовремя не предпринять никаких мер.

Депрессия в неврологии протекает на фоне органического неврологического заболевания. Она может иметь патогенетические механизмы или быть симптомом органического поражения мозга. По выраженности такая депрессия может быть малой или иметь субсиндромальную форму, по клинической феноменологии быть атипичной или соматизированной, по течению — рекуррентной или хронической.

В основе патогенеза депрессии лежат 3 основные теории:

  1. Классическая моноаминовая теория — снижение уровня серотонина, норадреналина, в меньшей степени допамина.
  2. «Рецепторная» моноаминовая теория — увеличение количества и сенсибилизация рецепторов постсинаптической мембраны.
  3. Генная моноаминовая теория — нарушение воздействия моноаминов на рецепторы постсинаптической мембраны изменяет работу критически важных генов и внутриклеточные процессы передачи сигнала.

Важную роль в патогенезе депрессии играет стресс. Стресс-индуцированная гиперсекреция гипоталамо-гипофизо-надпочечной оси, гиперактивность КРТ, АКТГ и кортизола снижают синтез мозгового нейротрофического фактора (BDNF), усиливают цитотоксическое действие на нейроны глютамата, изменяют метаболизм фосфолипидов, P-субстанции, нарушают взаимодействие глютамат- и моноаминергических систем. В итоге это приводит к атрофическим изменениям в мозге и нарушению нейропластичности.

Клинические исследования показали, что у человека, длительное время страдающего депрессией, происходят изменения в префронтальной коре головного мозга, амигдале и гиппокампе.

В 1961 году появилось понятие «псевдодеменция», под которым стали понимать связанные с депрессией реальные, но обратимые расстройства когнитивных функций. Мнестико-интеллектуальные расстройства при поздних депрессиях достигают 25%. Прежде всего страдает концентрация внимания, принятие решений, быстрота интеллектуальных процессов, память, исполнительные функции.

При когнитивных расстройствах депрессия имеет высокую представленность, которая нарастает со степенью когнитивного дефицита. При умеренных когнитивных расстройствах лидируют депрессия, тревога, апатия. Доказано, что если депрессия присоединяется к когнитивным расстройствам, она нарушает когнитивные функции. Апатия, депрессия и тревога являются предикторами развития необратимой деменции при умеренных когнитивных расстройствах в течение 2-3 лет. Более того, депрессия является предиктором развития деменции у пожилых больных без когнитивных расстройств.

Таким образом депрессия и деменция могут быть факторами развития друг друга. В настоящее время до конца не известно, действительно ли депрессия вызывает клеточные и системные изменения, способствующие развитию дегенеративных и ишемических процессов (эксайтотоксичность, апоптоз, некроз) или она лишь провоцирует (проявляет) уже имеющиеся патологические процессы в мозгу. Трудность дифференциальной диагностики заключается в том, что одно из проявлений депрессии — снижение когнитивных функций. А одно из проявлений деменции — апатия. Депрессия и деменция всегда ухудшают клинические проявления друг друга.

В каком случае невролог обязан вызвать психиатра?

  • Любой депрессивный эпизод с суицидальными мыслями.
  • Любой депрессивный эпизод с психотическими расстройствами.
  • Тяжёлая депрессия.
  • Резистентность к адекватному лечению ССОЗС, СИОЗС или СИОЗСН.
  • Биполярное депрессивное расстройство.

Субсиндромальные и малые депрессии невролог может диагностировать и лечить самостоятельно. При малой депрессии основные симптомы (подавленное настроение и ангедония) выражены слабо и сопровождаются дополнительными симптомами (не менее двух, но не более четырёх) при этом не наблюдается значительной социальной дезадаптации.

Антидепрессанты, которые назначаются для лечения депрессии оказывают комплексное воздействие на организм:

  • Нормализуют уровень моноаминов.
  • Нормализуют состояние рецепторов постсинаптической мембраны.
  • Снижают гиперактивность гапатоламо-гипофизарно-надпочичнековой оси.
  • Нормализуют факторы выживания и роста клеток (цАМФ и цАМФ реактивный элементсвязывающий протеин).
  • Увеличивают мозговой нейротрофический фактор BDNF.
  • Нормализуют активность NMDA-рецепторов в гиппокампальных нейронах и восстанавливают взаимодействие глютаматэргических и моноаминэргических систем.
  • Улучшают нейропластичность.

Назначать терапию антидепрессантами надо не на один или три месяца, а на 6-12 месяцев. Клиническое исследование показало, что и Золофт, и флуокситин одинаково эффективны в терапии депрессии, но на фоне терапии Золофтом значительно лучше восстанавливаются когнитивные функции (внимание и память).

При назначении антидепрессантов с позиции невролога приоритетное значение имеет минимум побочных эффектов и лекарственных взаимодействий. Степень клинической эффективности стоит на втором месте.

Антидепрессант не должен ухудшать течение неврологического заболевания, вызывать ортостатическую гипотензию или повышение артериального давления, не должен нарушать когнитивные функции или обладать кардиостатичностью и гепатотоксичностью, должен иметь минимум лекарственных взаимодействий, не вызывать поведенческой токсичности, быть безопасным при передозировке.

Клиническое исследование показало, что профилактическая терапия Золофтом у пациентов, перенёсших инсульт, значительно уменьшала риск депрессии — депрессия развилась у 10% пациентов, принимавших Золофт, и 30% пациентов, принимавших плацебо.

При возникновении тревожных симптомов депрессии важно своевременно начать лечение болезни. Специалистами, разбирающимися в этом вопросе, являются терапевт, психолог, психиатр, психотерапевт, психоаналитик и невролог. Каждый врач имеет разные методы воздействия при лечении патологии и оказывает помощь при различной степени депрессии.

Куда обратиться в первую очередь

Если не лечить депрессию, то это может привести к проблемам с сердцем и сосудами. Постоянные повторяющиеся эпизоды болезни способствуют уменьшению области мозга, участвующей в формировании эмоций и памяти. Кроме того, депрессия может быть симптомом других опасных патологий, поэтому при проявлениях болезни необходимо обратиться за помощью к специалисту.

Терапевт

Если пациент затрудняется с выбором узкого специалиста, в компетенцию которого входит лечение депрессии, то в первую очередь следует посетить терапевта. Врач общей практики не специализируется на психических расстройствах, однако он способен поставить первичный диагноз, распознать форму депрессии по степени тяжести. Также терапевт может направить на обследование, которое подтвердит или опровергнет наличие других патологий (их следствием может быть плохое настроение и подавленность).

В зависимости от тяжести депрессии доктор направит больного к узкому специалисту. Терапия легкой формы болезни может проходить под контролем самого терапевта. При такой степени тяжести не происходит кардинальных изменений в настроении пациента, болезнь хорошо поддается лечению. На этой стадии после выяснения причины психического расстройства болезнь отступает без применения лекарственных средств. При необходимости доктор назначает седативные медикаменты и легкие антидепрессанты, осуществляет наблюдение за прогрессией депрессии.

Психолог

Психолог также специализируется на терапии легкой степени депрессии. Его не относят к категории врачей, так как он может не иметь медицинского образования. Психолог не проводит диагностику и не назначает таблетки от болезни. Основной метод лечения — беседа с пациентом, в ходе которой врач дает позитивную установку больному. Психолог помогает пациенту разобраться, что его привело к депрессии, как выйти из этого состояния. Цель терапии — активизировать внутренние ресурсы больного для борьбы с патологией.

В своей терапии психологи используют методы психоанализа, нейролингвистического программирования (НЛП), медитацию, психологические тесты. Специалист анализирует признаки депрессии, в ходе беседы выясняет, когда началась болезнь, что ей предшествовало, как долго длится депрессия. Психолог исключает другие соматические причины (эндокринные, опухолевые и др.), которые могут вызывать депрессивные симптомы.

Клинические психологи, в свою очередь, специализируются на депрессии, которая была спровоцирована другими заболеваниями.

Психотерапевт

Психотерапевт является основным врачом, который лечит депрессию у взрослых. Он не только назначает и проводит терапевтические мероприятия, но и оказывает консультативную помощь больным, состояние которого не диагностируется как депрессия, а наблюдаются только депрессивные признаки. Основная цель работы психотерапевта — выявить причину депрессии, распознать ошибки мышления больного и устранить их, изменить негативное восприятие на позитивное.

В отличие от психолога, психотерапевт назначает медикаментозную терапию. Чтобы вылечить депрессию он выписывает антидепрессанты любой группы и транквилизаторы.

Основной способ лечения депрессии — индивидуальная психотерапия, главными направлениями которой являются:

  • избавление больного от страданий;
  • формирование навыка самостоятельного решения проблемы;
  • формирование адекватного восприятия действительности;
  • психологическая подготовка пациента к стрессам.

Индивидуальная психотерапия позволяет наладить контакт больного и врача, установить доверительные взаимоотношения, которые становятся основой сотрудничества в решении психологических проблем. Несомненными преимуществами такого способа лечения являются:

  • анализ отдельной жизненной ситуации пациента;
  • оценка его психологических возможностей;
  • учет индивидуальных особенностей.

Недостатком такой терапии является невозможность спрогнозировать и проработать ситуации, когда депрессивные проявления возникают в результате межличностных взаимодействий пациента с окружающими. Кроме того, при такой психотерапии врач не имеет возможности объективно оценить сложившуюся жизненную ситуацию больного, так как имеет представление о ней только со слов пациента.

В некоторых случаях психотерапевт рекомендует больному групповую психотерапию, которая не заменяет, а дополняет индивидуальные сеансы с врачом.

Психиатр

Психиатр лечит депрессию средней и тяжелой степени. Этот специалист проводит работу только с психически нездоровыми пациентами. Концепция лечения депрессии этим доктором основывается на понимании того, что депрессия является патологией с глобальным расстройством психики. В своей терапии использует жесткие методы лечения болезни; с разрешения родственников может быть назначено стационарное лечение. В тяжелейших случаях возможно применение шоковых методов терапии.

Основные методы психиатрического лечения:

  1. Медикаментозное лечение (антидепрессанты группы СИОЗС, трициклические антидепрессанты, ноотропы).
  2. Инсулиновая терапия (вызывание гипогликемической комы через введение больших доз инсулина, в настоящее время используется редко).
  3. Электросудорожная терапия. Вызывается небольшой судорожный припадок путем воздействия на больного электрическим током под контролем врачей. Пациент находится под действием анестезирующих препаратов. Применяется, когда лекарства и иные способы терапии безрезультатны.
  4. Рациональная психотерапия (лечение путем разъяснения и логического убеждения).
  5. Суггестивная терапия (лечение внушением через обращение к эмоциям, бессознательному, живым впечатлениям).
  6. Поведенческая психотерапия.

Психоаналитик

Психоаналитик является специалистом в сфере психоанализа. Это психолог или психотерапевт, который получил высшее медицинское образование и завершил интернатуру по специальности «Психиатрия». Он проходит свой личный психоанализ у более опытного психоаналитика, что позволяет ему иметь представление о терапии со стороны пациента и специалиста. Кроме того, более опытный психоаналитик осуществляет контроль за проведением сеансов будущего врача и осуществляет мониторинг его материалов.

Лечение депрессии с помощью психоаналитика направлено на выявление скрытых механизмов поведения, интерпретацию и проработку факторов поведения человека. Конечная цель терапии — переориентация пациента и изменение жизненных позиций на более комфортные и удовлетворяющие.

Невролог

В случаях, когда депрессия становится результатом неврологических расстройств (болезнь Альцгеймера, постинсультное состояние и др.), лечением болезни может заниматься невролог. Способы его воздействия — медикаментозное лечение, он не использует психологические беседы.

При каких симптомах нужно обращаться к врачу

Депрессия является тяжелым заболеванием, которое кроме длительного плохого настроения сопровождается рядом других симптомов. К ним относятся:

  • мрачные, грустные мысли;
  • низкая самооценка, отсутствие веры в себя, ощущение никчемности и ненужности;
  • пессимистичное настроение, негативное отношение ко всему окружающему;
  • ухудшение умственной активности;
  • появление фобий, чувства тревоги;
  • отсутствие удовольствия от жизни;
  • отсутствие интереса к чему-либо.

Физические проявления депрессии:

  1. Замедление речи и двигательной активности по сравнению с привычным темпом.
  2. Отсутствие физических сил что-либо делать, слабость, быстрая утомляемость.
  3. Изменение веса больного (чаще наблюдается снижение веса из-за ухудшения аппетита, реже — вес увеличивается).
  4. Повышение частоты сердечных сокращений.
  5. Ухудшение состояние волос (ломкость, тусклость), ногтей, кожа становится сухой. Часто у пациентов наблюдается однообразный надлом бровей, из-за которого человек выглядит старше.
  6. Затруднение дефекации.
  7. Боли неопределенного происхождения.
  8. Снижение или полное угасание либидо.
  9. Нарушение менструального цикла у женщин, импотенция у мужчин. Изменения в центральной нервной системе провоцируют ухудшение репродуктивной функции, что может привести к полному отсутствию месячных у женщин и импотенции у мужчин.
  10. Нарушение сна (бессонница или сонливость). Бессонница при депрессии характеризуется ранними пробуждениями. Больной просыпается в 4-5 утра и больше не может заснуть. Пациент может утверждать, что не спал в течение ночи, но окружающие видели его спящим, что свидетельствует об утрате чувства сна.

Чтобы диагностировать депрессию, признаки болезни должны быть стойкими. Даже здоровый человек может провести день в кровати с отсутствием желания что-либо делать и снижением настроения. Изменение внешних условий в таком случае действует лечебно: прогулка, смена обстановки помогают побороть апатию. Если такое психологическое состояние длится более 14 дней, и смена обстановки не способствует положительной динамике, то речь идет о депрессии; появляется необходимость посещения врача.

Самыми опасными признаками депрессивного расстройства являются суицидальные наклонности.

О том, что течение болезни усугубилось, сигнализируют рассуждения больного о бессмысленности существования и уходе из жизни. Общее нежелание продолжать жизнь характерно для 1 стадии депрессии, отчетливые суицидальные мысли — для 2 стадии, планирование суицида — для 3, намерения — для 4 стадии. Любое из этих состояний должно стать поводом для срочного обращения к психотерапевту.

В чем заключается психологическая помощь

Методы психологической помощи зависят от отдельной жизненной ситуации, сложившейся у больного, причин депрессии, тяжести протекания болезни, симптомов патологии. Выбор способа терапии осуществляется лечащим врачом индивидуально.

Метод психоанализа базируется на рассмотрении депрессии с разных сторон. Как негативное явление, выражающееся в апатичном и подавленном состоянии больного, и как позитивный фактор, который заставляет сконцентрироваться на жизненных целях и желаниях пациента.

В первую очередь задача психоанализа — установить причину депрессивного расстройства.

Для этого необходимо пройти этап психологической защиты, когда ответы пациента на вопросы ложны из-за внутренних трудностей. Психоанализ возвращает пациента в прошлое (часто в период младенчества) с целью обнаружить ситуацию, послужившую отправной точкой заболевания.

Техника НЛП позволяет раскрыть внутренний потенциал больного. Врач оказывает помощь в выявлении и осознании действительных ценностей и потребностей человека. НЛП не направлено на анализ и проработку происходивших негативных переживаний, его цель — позитивный настрой, обучение новой модели поведения больного. С помощью НЛП больного программируют на постановку жизненных целей и их достижение.

Аутогенная тренировка, основанная на буддистских практиках, позволяет овладеть способностью саморегуляции. Особенно эффективен способ при психосоматических (телесных проявлениях от депрессии) и функциональных нарушениях. При депрессии с повышенным чувством тревожности и мнительности ситуация может усугубиться.