Клинические исследования

Клинические исследования. Как попасть в экспериментальную группу, получить бесплатное лечение от рака и помочь науке


Россия далеко не на первом месте в мире, но первая по количеству исследований в своем макрорегионе
Любое лекарство сегодня, прежде чем попасть к пациенту, проходит длинный ряд клинических испытаний. Нужно доказать, что оно способно решать определенную проблему со здоровьем, причем делать это эффективнее и, желательно, безопаснее предшественников.
Отбор жесткий – 98% из всех исследуемых препаратов не доходит до пациентов. У 2% «счастливчиков» научные изыскания по новому веществу до выхода на рынок занимают более 12 лет и более 1,5 миллиардов долларов.
Мы в клинике «Медицина 24/7» связаны с клиническими исследованиями напрямую. Уже 2-й год подряд мы проводим клинические исследования зарубежных противоопухолевых препаратов. Новые лекарства с нашей помощью быстрее получают доступ в Россию, а более 100 людей в год – еще один шанс на лечение, бесплатно.
Для частных клиник практика необычная: минимум коммерческой выгоды, слишком много сложностей в организации процесса и строгие требования к лечебному учреждению. Обычно только крупным федеральным центрам удается им соответствовать.
А ведь для многих пациентов в России клиническое испытание препарата – единственный шанс получить бесплатное лечение от смертельной болезни. Но среди российских онкопациентов 30% просто не знают, что такое клиническое исследование, и лишь немногие принимали в них участие.
Поэтому мы хотим, чтобы как можно больше людей узнали и проверили: возможно, у них есть шанс получить препарат, который может спасти им жизнь.
В этой статье мы расскажем, зачем нужны и как устроены клинические исследования, кто и как может туда попасть.

Грустные истории. Зачем нужны клинические испытания и почему без них – плохо

Клиническое исследование/испытание (далее – КИ)– научное исследование с участием людей в качестве испытуемых, которое проводится с целью оценки эффективности и безопасности нового лекарственного препарата или расширения показаний к применению уже известного. Кроме лекарств, КИ могут также изучать эффективность и безопасность новых методов лечения и диагностики.
Медицина эволюционирует и превращается в точную науку, которая не обходится без статистики.
Раньше семейный доктор знал истории всех своих пациентов наизусть, врач мог всю жизнь прожить в одном городке, найти и запомнить персональный подход к лечению каждого. Тем более, выбор снадобий был невелик: целебные травы, пиявки, ртуть да мышьяк. Ответственности во времена постулата «на все воля Божья» на врачах было поменьше.

Мышьяком с конца XVIII «восстанавливали» потенцию и «лечили» артрит…

… а ртуть, например, была слабительным и «от сифилиса».
Когда медицина стала массовой, у врачей возникла необходимость вырабатывать действительно безошибочные тактики лечения. Определенные лекарства должны были помогать в заданных условиях большинству пациентов.
В идеале, медик должен использовать только те методы профилактики, диагностики и лечения, которые имеют крайне низкую вероятность получения «случайных результатов», потому что полезность и эффективность их доказана многими корректно проведенными экспериментами.

Это и есть доказательная медицина – единственный адекватный на сегодня подход к такому серьезному делу, как здоровье людей.
И именно клинические исследования – основа доказательной медицины.
До середины XX (!) века не было никакого регулирования исследований новых препаратов. Чтобы навести порядок, как часто бывает, понадобилась пара трагедий.
В 1937 умерли 105 детей и один взрослый, принимавшие «эликсир» из антисептика сульфаниламида и… ядовитого диэтиленгликоля. Да, тот, что сегодня используется в антифризе. Тогда фармкомпания M.E. Massengill по незнанию использовала его как растворитель, вспомогательное вещество. Никаких исследований безопасности полученного «коктейля» для людей не проводилось. Когда спохватились и изъяли препарат из продажи, жертв уже было более сотни. В 1938 г. Конгресс США принял закон об обязательных исследованиях препаратов до их поступления в продажу. Контроль за этим возложили на FDA (англ. Food and Drug Administration) Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов
Еще более громкий скандал произошел с талидомидом в конце 1950-х – начале 1960-х. «Успокоительное и снотворное, которое отлично помогает при токсикозе беременных» раскупалось быстро. Исследования его проводили только на крысах. Оказалось, этого недостаточно. У людей Талидомид вызывал дефекты развития плода. В Европе, Австралии и Японии около 10 000 детей родились с мальформациями (пороками развития) конечностей. Препарат запретили в большинстве стран в 1961 году.

Мамы этих детей пили снотворное, не проверенное на людях
С тех пор лекарства перед регистрацией очень тщательно изучают. Регулируется это Международными гармонизированными трехсторонними правилами Надлежащей клинической практики (ICH Harmonized Tripartite Guideline for Good Clinical Practice, сокращённо — ICH GCP). С 1996-97 г. они действуют в США, Японии и ЕС, а с 2003 года введены и в России.

Как проходит исследование и почему так долго?

Весь процесс создания препарата можно поделить на 3 крупных фазы.
1. Поиск идеи и доклинические исследования – в пробирках и на животных.
2. Если на этом все не закончилось – то начинаются клинические исследования, с людьми: сначала осторожные, потом более массовые.
3. Затем препарат регистрируется в регуляторных органах, чтобы стать привычным наименованием в медицинских справочниках.

Процесс разработки медицинского препарата. С момента создания молекулы до момента начала продажи лекарства проходит от 8 до 20 лет.
Значит, это кому-нибудь нужно? Онкология — одна из самых вопиющих сфер медицины в плане неудовлетворенной потребности в лекарствах. По данным Всемирной организации здравоохранения, в 2018 году онкологические заболевания убили 9,6 миллиона человек. Часто опухоли обнаруживают на поздних стадиях, когда остается лишь паллиативное лечение.
При этом открытия в сфере молекулярной биологии и генетики позволили понять механизмы, которые способствуют развитию и прогрессированию рака, улучшилось понимание работы противоопухолевого иммунитета.
И сегодня разработка противоопухолевых препаратов – одно из самых наукоемких и востребованных направлений медицины.

Исследования противораковых препаратов – 23% всех КИ в мире
Кто оплачивает исследования. Иногда организатором и спонсором может стать научно-исследовательская организация. Но чаще ученые занимаются научными изысканиями на средства фармацевтических компаний. Те рассчитывают выйти с успешным препаратом на рынок, получить прибыль и окупить затраты на КИ и разработки. Это как выкупить для проката в кино новый фильм: прокатчик не знает – «выстрелит» или нет. Производить новые препараты – очень рискованный бизнес.
Раньше многие фармкомпании проводили исследования самостоятельно, силами своего штата ученых. Сейчас медицинское учреждение, которое прошло аккредитацию и соответствует определенным требованиям, может стать площадкой и исполнителем для эксперимента.
Именно таков случай нашей «Медицины 24/7». Фармкомпания готова платить, но финансы выделяются по окончанию исследования, по факту произведенных расходов. Какой-то сверхприбыли на этом клиника не зарабатывает. А врачи-исследователи вообще не зарабатывают на этом ничего сверху своей обычной з/п. Скорее, такова позиция руководителя клиники: человек считает правильным двигать вперед медицину страны и пользуется возможностью в этом поучаствовать.
Сначала появляется идея. Собственно, что исследовать? В онкологии сначала находят «мишени» – слабое место болезни. Если нарушить или просто «выключить» работу молекул-мишеней, опухоль «терпит убытки». На этом принципе построены многие современные препараты от рака – таргетные или иммунотерапевтические.

Механизм работы таргетных препаратов при колоректальном раке. Раковые клетки прекращают делиться, либо приращивать к опухоли дополнительные кровеносные сосуды, либо препарат предохраняет соседние клетки от превращения в злокачественные
Чтобы найти такие вещества, а потом выбрать из кандидатов подходящие, требуется много ресурсов и времени на исследования in vitro и in silicio – то есть в пробирке или с помощью компьютерного моделирования.
Выбранное вещество запасают в нужном количестве – производят по специальным правилам (в России это ГОСТ Р 52249-2009), без примесей и нарушения технологии. И с этими пробирками ученые отправляются тестировать препарат на животных.
Мышь – двигатель прогресса. После проверки идей в пробирке ученый с запасом своего потенциального препарата идет в виварий – нужно проверить, как поведет себя прототип в теле млекопитающего (in vivo).
Еще Авиценна в 1025 г. в «Каноне врачебной науки» писал, что лекарства нужно подвергать проверке. Причем, желательно – на потенциальном пациенте, человеке. Ведь результат, полученный на львах и конях, не гарантирует, что на людей лекарство подействует так же.
И до сих пор в медицине без опытов на животных – не обойтись. Львов и коней, правда, оставили в покое. Доклинические исследования во всем мире происходят, в основном, на мышах, морских свинках и кроликах.

Лабораторным мышкам даже поставили памятник в Новосибирском Академгородке

На этом этапе проверяют, насколько вреден/безопасен препарат:

  • вызывает ли аллергию,
  • оказывает ли токсичное влияние на ткани и органы,
  • как влияет на способность животных к размножению и нормальному развитию плода и т.п.

Кроме того, наблюдают, как кандидат в лекарства ведет себя внутри организма зверька (фармакокинетика):

  • скорость всасывания и нарастание концентрации в крови,
  • каковы максимальная и минимальная доза,
  • как быстро выводится из организма, и т.п.

Все эти данные нужны, чтобы решить: можно ли применять исследуемое вещество для людей. И если да – то сколько его нужно.
Неизбежное зло. Бюрократия. За правильным ходом КИ следят Департамент гос. регулирования обращения лекарственных средств Минздрава и Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор).
Если ученый пришел к моменту, когда нужно переходить к клиническим исследованиям на людях – пора готовить заявку на проведение КИ. Для этого ему нужно несколько документов.

  1. Досье исследуемого лекарственного препарата. Все, что уже выяснили о препарате: данные о фармакокинетике, эффективности, токсичности и т.п.
  2. Протокол исследования. В нем подробно описан план будущего исследования и методики оценки результатов;
  3. Брошюра исследователя. Краткая шпаргалка, чтобы понятно объяснить суть исследования волонтерам и пациентам и получить их информированное согласие.

Этический комитет. Следующий этап квеста – получить оценку и заключение комитета по этике.
Комитет по этике – это независимая группа врачей, ученых, медицинского персонала и неспециалистов (представителей общественности). Они изучают протокол исследования и информированное согласие, чтобы до старта исследования удостовериться, что между пациентом, исследователями, фармкомпанией и национальным компетентным органом регулирования достигнуто согласие, ничьи права не нарушены, никто не подвергается принуждению и никому не прищемили свободу воли.
После тяжелых побочных эффектов от одного препарата в 2006 г., этический комитет стал еще строже. Поэтому иногда исследование может «зависнуть» на этом этапе на год и более.
После проверки всех документов и одобрения этического комитета потенциальный препарат переходит в стадию клинических испытаний – на людях.
Основные фазы клинических исследований – на людях

Фаза I. Проверка механизма действия

Участники: 20 – 100 человек.
Длительность: от нескольких месяцев до 1 года.
Цель: изучить переносимость, фармакодинамику и фармакокинетику.
Проверяется, действует ли вещество на людей так же, как на животных, безопасно ли оно.
В первой фазе клинического исследования должны, теоретически, участвовать здоровые добровольцы, но в онкологии тестирование сильнодействующих веществ на здоровом организме нельзя назвать этичным. Поэтому участвуют люди с соответствующим заболеванием, против которого может быть эффективен будущий препарат.
Участникам постепенно вводят все бОльшие дозы препарата, начиная с минимальной и до максимально допустимой. После каждого введения отслеживается состояние пациента.
Оценивают фармакокинетику: скорость всасывания и экскреция (выделение неизменённого вещества), распределение по тканям и органам. Также оценивается фармакодинамика: действие препарата на клетки опухоли, на другие такни и органы, побочные эффекты. Выясняется предпочтительный вариант применения и уровень дозировки.
Кроме исследований с нарастающими дозами, в фазе I проверяют:

  • действие пищи на препарат;
  • взаимодействие с другими препаратами;
  • влияние прочих заболеваний, которые могут повлиять на нужные дозы препарата (например, у пациента с почечной недостаточностью).

По данным FDA, первую фазу КИ успешно проходят 70% препаратов.

Фаза II. Проверка действия на заданную цель: конкретный вид заболевания

Участники: 100 – 500 пациентов.
Длительность: от нескольких месяцев до 2 лет.
Цель: проверка эффективности при определенных показаниях
Необходимо изучить, насколько новый препарат эффективнее по сравнению с плацебо или уже существующим лечением. Плюс, большее количество участников позволяет обнаружить более редкие побочные эффекты, которые не выявлены в фазе I.
Для участия в этой фазе КИ пациенты отбираются по гораздо большему количеству критериев, чем в первую фазу. Например, не просто «рак молочной железы», а «рак молочной железы, стадия T2N1M0, HER2-положительный подтип».
Обычно на этой стадии исследования проводятся как двойные слепые рандомизированные плацебо-контролируемые.
Двойное ослепление: ни врач, ни пациент не знают, кто получает активное вещество, а кто – плацебо или оптимальное существующее на данный момент лечение.
Рандомизация подразумевает, что пациенты делятся на группы случайным образом – с помощью генератора случайных чисел. Повлиять на этот процесс не может ни врач, ни участник КИ.
Плацебо-контроль означает, что участники одной группы будут получать плацебо в таких же условиях, что и участники другой группы, которым дают активное вещество.
Всем – одинаковые на вид, вкус и запах лекарства.
Вся эта «конспирология» нужна, чтобы исключить умышленное или неосознанное искажение данных эксперимента участниками или исследователями.
Так, в первой фазе, где нет таких жестких требований, бывают ошеломительные результаты. Это «грязная» статистика, в фазе II она очищается от лишнего и результаты становятся правдоподобными.
Согласно данным FDA, лишь 33% препаратов, дошедших до фазы II, успешно проходят КИ и переходят в следующую фазу.

Фаза III. Подтверждающие исследования

Количество участников: 300 – 3 000 и более.
Продолжительность: от года до нескольких лет.
Цель: подтверждение эффективности и безопасности исследуемого вещества на больших выборках.
Это самая крупномасштабная, сложная и дорогостоящая часть процесса разработки препарата. Цель таких исследований — подтвердить эффективность и безопасность исследуемого вещества при применении большим количеством пациентов.
По результатам этой фазы производители препарата получают разрешение для вывода его на рынок.
В фазе III могут принимать участие тысячи пациентов из разных стран. Все должно быть спланировано до мелочей, чтобы во всех местах проведения исследования его дизайн и значимые условия были абсолютно одинаковыми.
Дизайн исследования настолько узкий, что в него может попасть не только умирающий, но и пациент с прогнозом на стойкую ремиссию. Препарат должен быть настолько безопасным, чтобы его можно было давать практически здоровому человеку – и качество жизни не снижалось.

Перед началом фазы III проводится множество консилиумов и обсуждений между исследователями и сторонними экспертами: очень важно продумать дизайн экспериментов так, чтобы не упустить важное и получить все нужные данные.
В ходе фазы III окончательно подтверждается эффективность и безопасность нового лекарства, зависимость эффекта от дозы.
Анализируется соотношение преимуществ и рисков. По результатам контролирующий орган принимает решение о том, можно ли выводить препарат на рынок. Для этого нужно, чтобы соблюдались условия:

  • препарат более эффективен, чем ранее известные аналоги,
  • дает меньше побочных эффектов/лучше переносится,
  • эффективен, когда не работают ранее известные препараты,
  • более выгоден экономически,
  • проще в применении.

Процесс рассмотрения заявки надзорным органом занимает 12-18 месяцев.
По данным FDA, третья фаза клинических исследований заканчивается положительным результатом лишь в 25-30% случаев от всех, что были на старте третьей фазы.
Тем не менее, в 2018 FDA побила собственный рекорд по числу одобренных препаратов

Особенности национальных исследований: дополнительный этап КИ в России

У контроля за новыми препаратами в России есть свои баги (или фичи, как посмотреть). По закону, одобренные зарубежные препараты должны пройти дополнительные клинические испытания в России: якобы, это повысит качество зарубежных препаратов.
Когда препарат уже прошел 3 фазы, вышел в продажу на мировой рынок, в нашей стране он еще может быть не зарегистрирован. Мы знаем, что он работает, в его инструкции на иностранных языках есть показания, подтвержденные 3 фазами исследований в США, или Канаде, или Европе.
Скажем, 12 показаний – 12 диагнозов, при которых препарат будет эффективен. Но в России еще не все эти показания подтвердили официально, только 6 из 12. И если у пациента именно тот вид рака, для лечения которого препарат еще пока официально не зарегистрирован в РФ, такой препарат бесплатно, в рамках ОМС, он не получит.
Это на 2-3 года замедляет пациентам доступ к новым лекарствам.
«Медицина 24/7» участвует в исследованиях фазы III.
Так мы вносим вклад в ускорение процесса регистрации препаратов. Чем быстрее у фармацевтических компаний окажутся данные по необходимому количеству пациентов, тем быстрее лекарство «примут на вооружение». Сначала во всем мире, затем и у нас. В итоге мы влияем на то, чтобы его смогли получать все – не только в частных клиниках, но и в любом государственном онкодиспансере, по ОМС.
К тому же, для наших пациентов участие в клинических исследованиях III фазы – это возможность получить уже достаточно проверенное и безопасное новое лечение– без нескольких лет ожидания, пока оно официально «доберется» до России.
К сожалению, нас таких мало. Не всякая клиника может принимать у себя КИ.
Во-первых, у клиники должен быть сертификат GCP, Good Clinical Practice.
Во-вторых, исследователей должно быть минимум двое. У них тоже сертификаты, и не так-то просто их добыть: выдаются контролирующим органом страны-производителя препарата. В нашем случае это США и Франция. Проверяли двух врачей полгода.
В-третьих, сама клиника. Обязательно отделение реанимации, своя лаборатория, сертифицированные медсестры, правильная калибровка нужных автоматов, определенные помещения для хранения препаратов и документов, анонимные помещения, где нет камер – для пациентов. Чтобы запуститься в первый раз – пришлось переоборудовать некоторые кабинеты и палаты: вплоть до новых кроватей, все по дизайну КИ.
Для разных препаратов – разные холодильники
Словом, те клиники и врачи, которые хотят этим заниматься, должны еще постараться, чтобы создать определенные условия.

Как происходит исследование

К нам в атмосфере полной секретности привозят само вещество и толстую папку на 1 200 листов, где прописан дизайн и протокол исследования. Там указана каждая мелочь: как, в какое время и в каких дозах мы должны вводить препарат, как часто и в каком количестве брать кровь на анализ, какие анализы проводить, как часто делать МРТ и КТ. Сколько раз в день и в какой форме отправлять «шифровки в центр» – отчеты компании-организатору КИ.
Набираем 2 или 3 группы пациентов, подписываем с ними информированное согласие.
Обычно на участие в клинических исследованиях люди соглашаются по 2 причинам:

  • отсутствие эффективных методов лечения их болезни,
  • желание сделать вклад в развитие науки.

В любом случае это исключительно добровольное решение. Исследователи обязаны в письменном виде предоставить пациенту информацию о цели КИ, о том, как оно будет проводиться, какое лекарство будет применяться, и т.п. Все это отражено в особом документе —информированном согласии. Каждый участник исследования застрахован от причинения вреда жизни и здоровью.
Наши пациенты пока ни разу не отказывались – для них это невероятный шанс получить лечение, причем бесплатное, когда остальные методы терапии уже исчерпали себя.
Конечно, всех подряд взять в исследование не получится. Требования даются «сверху», и это очень узкий набор параметров: сколько должно быть лет участникам, какой точный диагноз, были/не было операций, уровень креатинина и железа в крови – до знака после запятой.
Но онкологических пациентов у нас много. Если клиент признается, что денег на лечение нет – мы обязательно проверяем требования к участникам исследования. Вполне возможно, что ему найдется место.
В данный момент открыт набор в 18 крупномасштабных исследований.
Конечно, масштабы в частной клинике – совсем не то, что в большом НИИ, но обычно 3-4 пациента в неделю попадают в протокол исследования. Это немало: не менее 10 человек в месяц, которые получают самое продвинутое передовое лечение – бесплатно.
И у них самих появляется дополнительный шанс, и будущие пациенты скорее смогут получить этот препарат, когда закончится КИ.
Пациенты вовсе не обязательно постоянно находятся в клинике – если это не запрещено дизайном КИ и пациент чувствует себя хорошо – он участвует амбулаторно. Приходит, получает свою капельницу и уходит. Есть и такие, кому лучше остаться в клинике, под присмотром.
В результате долгих месяцев скрупулезного выполнения длинного списка требований, постоянного мониторинга состояния пациента, консолидации данных по десяткам параметров мы делаем исследования, которые будут опубликованы, а пользоваться результатами – расширенной возможностью применения новых препаратов – будут все врачи из всех онкоцентров страны. И несколько десятков человек получают шанс на лечение прямо сейчас.
Надеемся, этот текст был для вас просто интересным чтением.
Но если тема касается вас близко – загляните в списки клинических исследований на RosOncoWeb, CTAgency и на сайте Минздрава. И обязательно свяжитесь с онкологами «Медицины 24/7» – шансом нужно воспользоваться.

Клинические исследования лекарственных средств, пожалуй, одна из самых мифологизированных областей современной фармакологии. Казалось бы, компании тратят годы работы и баснословные деньги на то, чтобы изучить воздействие той или иной формулы препарата на человеческий организм и выпустить лекарство в продажу, но многие до сих пор уверены, что дело нечисто и фармкомпании ставят своей целью исключительно собственные цели. Чтобы развеять самые популярные мифы и разобраться в ситуации, медицинский портал поговорил с Людмилой Карпенко, руководителем департамента медицинских исследований и информации одной из ведущих отечественных фармкомпаний.

История возникновения законодательной базы клинических исследований

В самом узком значении доказательная медицина — это способ медицинской клинической практики, когда практикующий медик применяет у пациента только те методы профилактики, диагностики и лечения, полезность и эффективность которых доказана в исследованиях, выполненных на высоком методологическом уровне, и обеспечивает крайне низкую вероятность получения «случайных результатов».

До середины XX века, по сути, никакой регуляторной базы для исследований не было, а возникла она после нескольких крупных скандалов в сфере применения недостаточно исследованных препаратов. Одним из самых резонансных стал случай, повлекший за собой смерть 107 детей в 1937 году, когда компания M. E. Massengill использовала в качестве растворителя для сульфаниламида (на тот момент самое эффективное средство борьбы с инфекциями, по сути, первый синтетический антисептик) диэтиленгликоль (ядовитый растворитель, который входит в состав антифриза для автомобилей). Никаких доклинических и клинических исследований не проводилось. В результате, когда стало понятно, что препарат смертельно опасен, его максимально быстро изъяли из продажи, но к тому моменту он успел унести более сотни жизней, что побудило власти США принять закон об обязательных исследованиях препаратов до их поступления в продажу.

Одной из основных причин, побудивших мировую общественность разработать всеобщие правила проведения клинических исследований, стала трагедия с талидомидом, произошедшая в конце 50-х – начале 60-х годов. В ходе испытаний лекарства на животных, в частности мышах, препарат показал себя исключительно с лучшей стороны и не выявил никаких побочных эффектов, в том числе у потомства. При применении же препарата у беременных женщин в качестве средства против бессонницы и токсикоза привело к рождению более 10 000 детей по всему миру с дефектами трубчатых костей и конечностей. После этого стало очевидно, что лекарства должны проходить полноценные тесты и исследования, а опыт отдельных специалистов не может быть достаточным основанием для регистрации препарата.

Первые законы, устанавливающие государственный контроль над производством препаратов, были приняты в Европе еще в 1960-х годах. Сегодня же мы руководствуемся принципами Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации, которые в дальнейшем стали основной для Международных гармонизированных трехсторонних правил Good Clinical Practice (ICH Harmonized Tripartite Guideline for Good Clinical Practice, сокращённо — ICH GCP), ставшие основой локальных регуляций с 1996/97 года в США, Японии и ЕС, а с 2003 года введены Приказом МЗ РФ № 266 и в России (в дальнейшем — ГОСТ Р 52379-2005 «Надлежащая клиническая практика»).

Самые распространенные мифы о проведении клинических исследований:

1. Фармацевтические компании испытывают новые лекарственные препараты на людях тайно

Сегодня при проведении исследований мы неотступно следуем букве закона, то есть документу ICH GCP, согласно которому пациенты не могут подвергаться необоснованному риску, соблюдаются их права и конфиденциальность личной информации, научный интерес, равно как и интересы общества не могут превалировать над безопасностью пациентов-участников исследования, данные исследования являются научно-обоснованными и проверяемыми. «Соблюдение указанного стандарта служит для общества гарантией того, что права, безопасность и благополучие субъектов исследования защищены, согласуются с принципами, заложенными Хельсинкской декларацией ВМА, и что данные клинического исследования достоверны». Мало кто защищен в этом процессе так, как пациент, в нем участвующий. Кроме того, перед тем, как будет проведена любая процедура, предусмотренная протоколом исследования, пациент получает полную информацию об исследовании, возможных рисках и неудобствах, процедурах и обследованиях в рамках исследования, исследуемых препаратах, вероятности попасть в ту или иную группу лечения, узнает о наличии альтернативных способах лечения своего заболевания, уведомляется о своем безоговорочном праве в любой момент отказаться от участия в исследовании без каких бы то ни было последствий и подписывает в присутствии врача информированное согласие, которое документально фиксирует желание человека участвовать в исследовании. Если пациенту что-то не ясно, врач обязан дать дополнительные пояснения по проводимому исследованию. Пациент также имеет право проконсультироваться по поводу своего возможного участия в клиническом исследовании с другим специалистом, не входящим в состав исследовательской группы, или со своими родственниками и знакомыми.

2. Фармкомпании проводят клинические исследования только в развивающихся странах, где затраты ниже, а законодательство не такое строгое. Для мировой фарминдустрии развивающиеся страны – испытательный полигон

Во-первых, что касается низкой стоимости исследований в развивающихся странах – это не совсем корректное утверждение. Если взять Россию, которую многие эксперты относят именно к развивающимся рынкам, то стоимость проведения клинических исследований лекарственных средств на территории нашей страны приближается, а иногда и превышает уровень цен в Европе и США, особенно при учете нынешнего курса валют. Кроме того, у нас огромная страна, что добавляет к и без того внушительной сумме затрат значительные расходы на логистику, а также на оплату таможенных сборов и пошлин, которыми облагаются ввозимые на территорию России препараты и другие материалы для исследований.

Во-вторых, исследования в развивающихся странах требуют гораздо больше внимания и контроля со стороны компаний, что усложняет весь процесс. К сожалению, в развивающихся странах не всегда достаточно квалифицированных медицинских кадров, которые умеют работать в строгих рамках ICH GCP, что требует от компаний, организующих исследование, дополнительных вложений в обучение персонала клиник. С другой стороны, в таких странах население зачастую не имеет доступа к новейшим медицинским разработкам и не может получить бесплатное обследование и лечение на современном уровне, которое доступно пациентам в развитых странах. Поэтому иногда участие в клиническом исследовании – единственный способ получить качественное высокотехнологичное обследование и лечение.

В-третьих, вне зависимости от законодательства той или иной страны, все исследования должны соответствовать принципам и стандартам ICH GCP, чтобы впоследствии иметь право регистрации препарата в США, ЕС и других развитых странах.

3. Клинические исследования небезопасны для людей. А самые опасные исследования I фазы, когда препарат впервые применяется у человека, фармкомпании проводят в развивающихся странах

Для начала давайте разберемся в фазах любого клинического исследования. После доклинических исследований и испытаний препарата на биологических моделях и животных наступает так называемая I фаза – первое испытание на человеке, которое в целом направлено на оценку переносимости лекарственного средства человеческим организмом, в нем принимает участие от нескольких десятков до примерно 100 человек — здоровых добровольцев. Если препарат высокотоксичный (для лечения онкологии, например), то в исследовании принимают участие пациенты с соответствующим заболеванием. Как уже говорили, при условии проведения исследований в развивающихся странах, для многих людей там это единственный шанс получить хоть какое-то лечение. II фаза предполагает участие нескольких сотен пациентов, страдающих определенным заболеванием, для лечения которого предназначен исследуемый препарат. Основной задачей II фазы является выбор наиболее подходящей терапевтической дозы исследуемого препарата. И фаза III – это предрегистрационное исследование с участием уже нескольких тысяч пациентов, как правило, из разных стран, для получения достоверных статистических данных, которые смогут подтвердить безопасность и эффективность лекарственного препарата.

Безусловно, исследования I фазы – один из самых опасных моментов всего процесса. Именно поэтому они проводятся в специализированных учреждениях, например, специально оборудованных для таких исследований отделениях многопрофильных больниц, где есть все необходимое оборудование и обученный медицинский персонал, чтобы, если что-то пойдет не так, всегда иметь возможность быстро среагировать. Чаще всего эти исследования проводятся в США, Канаде и Голландии, а в некоторых странах они ограничены или вовсе запрещены в силу своей непредсказуемости, как, например, в Индии и России (у нас запрет наложен на исследование зарубежных препаратов с участием здоровых добровольцев), что делает их на территории этих стран невозможными или трудно выполнимыми.

4. Пациенты в клинических исследованиях – подопытные кролики, никому нет до них никакого дела

Мало кто защищен в процессе клинического исследования так, как пациент, участвующий в нем. Не стоит забывать, что главными принципами исследований с участием людей по сей день остаются добровольность участия и непричинение вреда. Все медицинские манипуляции производятся только при условии полной информированности человека и с его согласия. Это регламентируется уже не раз упомянутыми Хельсинкской декларацией и ICH GCP. В протоколе проведения любого клинического исследования (а это главный документ), без которого исследование невозможно и который должен быть одобрен и утвержден Минздравом, регламентируется взаимодействие врача с пациентом, в том числе обязательно указывается, что врач в полном объеме предоставляет всю необходимую информацию и несет ответственность за соотношение пользы и риска для участника исследования.

Все пациенты-участники клинического исследования находятся под пристальным медицинским наблюдением, регулярно проходят за счет компании, проводящей исследование, различные обследования, вплоть до самых дорогостоящих; все и любые медицинские события, изменения в состоянии здоровья фиксируются и изучаются, при развитии нежелательных явлений, даже не связанных с исследуемым препаратом, незамедлительно получают адекватное лечение. Пациенты, участвующие в клинических исследованиях, напротив, находятся в лучших условиях контроля состояния здоровья по сравнению с остальными.

В процессе также участвуют сторонние наблюдатели из числа сотрудников компании-заказчика или контрактной исследовательской организации, которые контролируют его ход, и, если вдруг врач нарушает установленный порядок или превышает свои полномочия, могут инициировать суровое наказание вплоть до остановки исследования.

5. Пациенты в контрольной группе получают плацебо – препарат — «пустышку», что ставит под угрозу их здоровье и жизнь

Следует помнить, что плацебо — это неактивное вещество, которое исключительно по внешним признакам (виду, вкусу и пр.) неотличимо от исследуемого препарата, так что, по сути, воздействовать на организм человека никак не может. Однако по этическим причинам применение плацебо в клинических исследованиях ограничено в соответствии с принципами Хельсинкской декларации. Согласно им, польза, риски, неудобства и эффективность нового способа лечения должны оцениваться в сравнении с лучшими из имеющихся способов лечения. Исключение составляют случаи, когда использование в исследованиях плацебо оправдано, поскольку эффективного способа лечения заболевания не существует, или при условии существования убедительных научно обоснованных причин использования плацебо для оценки эффективности либо безопасности исследуемого способа лечения. В любом случаем пациенты, получающие плацебо, не должны подвергаться риску причинения серьезного или необратимого ущерба здоровью. Кроме того, пациент, участвующий в клиническом исследовании, находится под тщательным наблюдением высококвалифицированных специалистов и получает доступ к самым современным препаратам и технологиям, что делает риски минимальными.

6. Клинические исследования – избыточная мера. Для выпуска препарата на рынок вполне достаточно информации, полученной в ходе доклинических испытаний препарата на биологических моделях и животных

Если бы это было так, то фармкомпании давно бы перестали тратить миллиарды долларов на исследования с участием людей. Но все дело в том, что иного способа понять, как на человека действует то или иное лекарственное средств, кроме как провести эксперимент, не существует. Нужно понимать, что ситуация, смоделированная в ходе доклинических исследований на биологических моделях, по сути, идеальна и далека от реального положения вещей. Мы не можем предположить, как та или иная доза препарата подействует на людей с разной массой тела или с различными сопутствующими заболеваниями в анамнезе. Или как препарат будет действовать на человеческий организм в разной дозировке, как будет сочетаться с другими лекарственными средствами. Все это требует проведения исследований с участием людей.

Коммерческие интересы фармкомпаний вступают в конфликт с необходимостью тщательного контроля за ходом клинических исследований и получения достоверных научных данных

Фармкомпании тратят миллиарды долларов на клинические исследования препаратов, большая часть из которых, возможно, никогда не попадет на рынок. Кроме того, за ходом и результатами исследования тщательно следят государственные органы здравоохранения, и если они не будут полностью уверены в качестве и достоверности полученных данных, то препарат не будет зарегистрирован, не попадет на рынок и не принесет компании прибыль. Так что тщательный контроль за исследованием – это, прежде всего, интерес компании-заказчика.

7. В России множество непроверенные лекарственных средств продается в аптеках, только зарубежные страны проводят доскональные исследования перед выводом препаратов на рынок

Любое клиническое исследование (КИ) проводится только с разрешения государственного уполномоченного органа (в РФ это МЗ РФ). Процедура принятия решения предусматривает анализ представляемых компанией-разработчиком препарата документов, в том числе по проведению КИ, специальными экспертными органами — с одной стороны — клиническими фармакологами, а с другой стороны — специально созданным при МЗ РФ Советом по этике. Принципиальным моментом является именно коллегиальность решений и компетентность лиц, принимающих независимое решение. И точно также строго регламентированной является и процедура принятия решения по результатам проведенных клинических исследований, которые рассматриваются экспертами МЗ РФ на предмет полноты и качества выполненных исследований, и достижения основной цели — получения доказательств эффективности и безопасности применения препарата по его предназначению. Именно на этой стадии решается, достаточно ли полученных результатов для регистрации препарата или требуется проведение дополнительных исследований. Российское законодательство сегодня не уступает по уровню требований к проведению и оценке результатов клинических исследований регуляциям ведущих стран мира.

Пострегистрационные исследования. Как и для каких целей они проводятся

Это крайне важный этап жизни любого лекарственного препарата, несмотря на то, что проведение пострегистрационных исследований не требуется регулятором. Основная цель – обеспечение сбора дополнительной информации по безопасности и эффективности препарата на достаточно большой популяции в течение длительного времени и в «реальных условиях». Дело в том, что для обеспечения однородной выборки клинические исследования проводятся, во-первых, на ограниченной популяции и, во-вторых, в соответствии с жесткими критериями отбора, что обычно не позволяет до регистрации оценить, как будет вести себя препарат у пациентов с различными сопутствующими заболеваниями, у пожилых пациентов, у пациентов, принимающих большой спектр других лекарств. Кроме того, с учетом ограниченного количества пациентов, вовлеченных в клинические исследования на этапе дорегистрационного изучения препарата, редко встречающиеся побочные действия могут быть не зарегистрированы просто потому, что не встретились у данной когорты пациентов. Увидеть и идентифицировать мы их сможем только тогда, когда препарат выйдет на рынок и его получит достаточно большое количество пациентов.

Когда лекарственное средство поступает в продажу, мы должны пристально следить за его судьбой, чтобы оценить и изучить важнейшие параметры терапии препаратом, такие как взаимодействие с другими лекарственными средствами, воздействие на организм при длительном применении и при наличии заболеваний других органов и систем, например, ЖКТ, в анамнезе, анализ эффективности применения у людей разного возраста, выявление редких побочных эффектов и так далее. Все эти данные затем вносятся в инструкцию по применению лекарственного препарата. Также в пострегистрационном периоде могут быть обнаружены и новые положительные свойства препарата, которые в дальнейшем потребуют дополнительных клинических исследований и могут стать основой для расширения показаний для лекарственного средства.

Если препарат обнаружит неизвестные ранее опасные побочные эффекты, то его применение может быть ограничено вплоть до приостановки и отзыва регистрации.

Автор материала Арина Корнеева

фармацевтическая сверхчистая вакуумная соль PHARMASAL PHARMASAL API PHARMASAL HD • соответствует требованиям EP, BP, USP, JP и ГФ РФ • сертифицировано GMP • сертифицировано CEP • является активным фармацевтическим ингредиентом • соответствует требованиям EP, BP, USP, JP и ГФ РФ • сертифицировано GMP Продукция Salinen Austria AG

Клинические исследования лекарственных средств – длительный процесс. Исследование может продолжаться в течение нескольких лет. В зависимости от этапа исследования оно подразделяется на фазы. Различают 4 основные фазы клинического исследования:

Фаза I

Фаза I – первые испытания лекарственного средства на людях, обычно на здоровых добровольцах (не менее 10). Эти исследования часто называют клиническими фармакологическими испытаниями, так как они спланированы таким образом, чтобы установить переносимость, безопасность, наличие терапевтического действия, фармакокинетические и фармакодинамические характеристики, а иногда и первоначальные показатели эффективности при испытаниях на людях.

Фаза II

Во II Фазе оцениваются эффективность и безопасность препарата у пациентов с конкретным заболеванием. Обычно это плацебо-контролируемые исследования. Иногда II Фазу клинических исследований разделяют на фазы IIа и IIb. Целями II Фазы являются оценка краткосрочной безопасности лекарственного средства (IIа), а также доказательство клинической эффективности лекарственного средства и определение терапевтического уровня дозирования при испытании на группе пациентов (IIb).

Фаза III

В III Фазе клинических исследований лекарственное средство испытывается на больших группах пациентов (тысячи испытуемых) различного возраста, с различной сопутствующей патологией, исследование проводится в многочисленных научно-исследовательских центрах различных стран. Исследования III Фазы часто бывают рандомизированными контролируемыми исследованиями. В этих исследованиях изучаются все аспекты лечения, включая оценку показателя риск/польза. На основании результатов III Фазы клинических исследований принимается решение о регистрации или отказе в регистрации лекарственного препарата. III Фаза клинического исследования также может подразделяться на фазы IIIa и IIIb.

Фаза IV

IV Фаза клинических исследований проводится уже после того, как лекарственный препарат получил одобрение. Эти исследования часто называют постмаркетинговыми (пострегистрационными) исследованиями. Целью данных исследований является выявление отличий нового лекарственного препарата от других препаратов в данной фармгруппе, сравнение его эффективности по отношению к аналогам, уже реализуемым на рынке и демонстрация пользы нового препарата с точки зрения экономики здравоохранения, а также выявление и определение ранее неизвестных или неправильно определенных побочных эффектов лекарственного средства и факторов риска. В результате безопасность и эффективность лекарства могут периодически пересматриваться в соответствии с новыми клиническими данными по его применению.

Фазы клинических исследований

09.10.2016 23:29:16 62969

В самом начале фармацевтическая компания-производитель разрабатывает химическую и молекулярную формулу препарата, а также определяет форму его выпуска (таблетированная, раствор для инъекций, суспензия и т.д.).

После того как препарат создан, фармацевтической фирме необходимо провести доклинические исследования препарата. Доклинические исследования включают в себя множество биологических, микробиологических, фармакологических, химических, физических и токсикологических исследований на выделенных тканях человека (in vitro — «в пробирке») или на лабораторных животных (in vivo). Основной целью доклинических исследований является получение данных и доказательств об эффективности и безопасности исследуемого препарата. Однако с помощью доклинического исследования невозможно понять, как будет действовать препарат в организме человека, так как организм лабораторных животных сильно отличается от человеческого. Именно поэтому после проведения доклинического исследования препарата, необходимо проверить его действие на людях – это будет происходить минимум в 3 этапа. На каждую следующую фазу препарат перейдет лишь в том случае, если покажет хорошие результаты на текущей.

Целью клинических исследований первой фазы является определение переносимости, предварительная оценка безопасности, а также определение фармакокинетических и фармакодинамических параметров исследуемого препарата.

В клинических исследованиях первой фазы участвует относительно небольшое количество добровольцев, обычно их число не превышает 100 человек. При исследовании противоопухолевых препаратов добровольцы набираются с соответствующими онкологическими заболеваниями. Клинические исследования первой фазы проводятся в специализированных учреждениях, где есть необходимое оборудование, например, реанимация. Исследования фазы I могут быть рандомизированными и слепыми.

В ходе клинических исследований первой фазы исследуются показатели абсорбции препарата, его токсичность, распределение, метаболизм и экскреция в организме, а также предпочтительная форма применения и безопасный уровень дозы. По длительности клинические исследования первой фазы продолжаются от нескольких недель до 1 года.

Фаза I подразделяется на две группы:

  1. Клинические исследования однократных нарастающих доз (Single Ascending Dose studies, SAD). В этой группе исследований незначительному числу пациентов вводится одна доза исследуемого препарата в течение всего времени наблюдения. Если за время наблюдения не обнаруживается никаких нежелательных реакций, и полученные данные соответствуют ожидаемому уровню безопасности, то доза исследуемого препарата увеличивается. Увеличенную дозу препарата получает уже следующая группа участников. Введение препарата с эскалацией доз продолжается до тех пор, пока не проявятся побочные эффекты. Этот момент называют достижением максимально допустимой дозы.
  2. Клинические исследования многократных нарастающих доз (Multiple Ascending Dose studies, MAD). В этой группе исследований первой фазы проводятся испытания, которые позволяют лучше понять фармакокинетику и фармакодинамику нового препарата при его многократном введении. В ходе исследования пациенты многократно получают низкую дозу препарата. После каждого введения производится забор крови и других физиологических жидкостей для того, чтобы оценить поведение лекарства после попадания в человеческий организм.

Только 16 из 100 препаратов, которые вошли в Фазу 1, получат одобрение FDA и будут выпущены на рынок.

После того, как в ходе исследований фазы I врачи изучили фармакокинетику, фармакодинамику и предварительную безопасность исследуемого препарата, компания-спонсор запускает следующую фазу. Клинические исследования второй фазы проводятся на популяции пациентов, отобранной по жёстким критериям, численностью, примерно, от 100 до 1000 человек.

Основная цель клинических исследований второй фазы — найти оптимальный уровень дозировки, а также подобрать схему приёма препарата для следующей, третьей фазы. Дозы препарата, которые получают пациенты на данном этапе, обычно ниже, чем самые высокие дозы, которые принимали участники первой фазы.

В клинических исследованиях II фазы обязательно должна быть контрольная группа пациентов, которая по составу и количеству не отличается от группы, получающей исследуемый препарат. Пациенты в этих двух группах должны быть сопоставимы по полу, возрасту и предшествующему лечению. При этом эффективность и переносимость исследуемого препарата сравнивается либо с плацебо, либо с другим активным препаратом, который является стандартом в лечении заболевания, по наличию которого отбиралась основная группа испытуемых.

Фаза II делится на фазу IIA и фазу IIB.

Фаза IIА — это пробные клинические исследования, разработанные для определения уровня безопасности препарата на отобранных группах пациентов с конкретным заболеванием. В задачи клинического исследования IIА фазы входит определение чувствительности пациентов к различным дозам препарата, в зависимости от частоты приёма.

Фаза IIB — это регулируемые клинические исследования, основной задачей которых является определение оптимального уровня дозировки препарата для проведения исследований III фазы.

В редких случаях клинические исследования I и II фазы объединяют, для того чтобы одновременно протестировать и эффективность препарата, и его безопасность.

Клинические исследования третьей фазы, обычно, относятся к рандомизированным контролируемым мультицентровым исследованиям с участием большой группы пациентов — от 1000 человек и больше.

Клинические исследования третьей фазы разработаны для того, чтобы подтвердить предварительно оценённые, в ходе предыдущих исследований, безопасность и эффективность подверженного испытаниям препарата, а также сравнить его со стандартной терапией для конкретного онкологического заболевания.

Также на данном этапе изучается эффективность лечебного действия исследуемого препарата в зависимости от его дозы.

В случаях, если клиническое исследование третьей фазы завершено, а положительный эффект от лечения сохраняется, пациенты продолжают получать этот препарат до тех пор, пока будет длиться их ремиссия.

Также, клинические исследования третьей фазы могут проводиться при желании фармкомпании-спонсора расширить показания к применению какого-либо препарата. Исследования подобного рода классифицируются иногда как фаза IIIB.

После того как в ходе исследований фазы III фармацевтическая компания подтвердила эффективность и безопасность нового препарата, формируется регистрационное досье препарата, в котором описываются методология и результаты доклинических исследований и трех фаз клинических исследований препарата. Также описываются особенности производства препарата, его состав и срок годности. После оформления, регистрационное досье направляют в уполномоченный орган здравоохранения, осуществляющий регистрацию новых препаратов

В развитых странах рекомендация к широкому клиническому применению препарата считается обоснованной только при соблюдении следующих условий:

  • Новый препарат более эффективен, чем известные препараты аналогичного действия;
  • Новый препарат обладает лучшей переносимостью при сравнении с уже известными препаратами;
  • Новый препарат эффективен в тех случаях, когда лечение зарегистрированными препаратам безрезультатно;
  • Новый препарат обладает синергичным действием при комбинированной терапии, не повышая токсичности;
  • Новый препарат экономически более выгоден, чем уже известные препараты;
  • Новый препарат более прост в применении, чем уже зарегистрированные препараты;
  • Новый препарат имеет более удобную лекарственную форму, чем препараты, уже вышедшие на рынок.

После проверки регистрационного досье препарата, уполномоченный орган здравоохранения регистрирует препарат в стране. Далее, новому препарату присваивается торговое название, запускается маркетинговая кампания, и начинаются продажи в аптеках. После регистрации препарата доктора имеют право применять его в лечебных учреждениях, но строго по показаниям.

Клинические исследования четвертой фазы также называют пострегистрационными исследованиями. Они проводятся после регистрации препарата и по сути являются постмаркетинговыми, их целесообразность заключается в получении информации по оптимизации применения препарата. Требование о проведении этих исследований может исходить как от регуляторных органов здравоохранения, так и от фармацевтической компании-спонсора.

Цель фазы IV — сбор дополнительной информации по таким параметрам как: сроки лечения, взаимодействие нового препарата с другими препаратами или продуктами питания, анализ применения у больных различных возрастных групп, экономические показатели, отдалённые результаты лечения, а также сбор дополнительных данных по безопасности и эффективности препарата на примере большой популяции в течение длительного времени.

Если в ходе клинических исследований четвертой фазы обнаружатся редкие, но опасные нежелательные явления, препарат может быть снят с продажи, а его применение будет ограничено.

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку