Лучевое 1

Сеанс здоровья 1

8 октября 1989 года

«Что бы ни пылало внутри вас, — огонь,
который я зажигаю, будет пылать ярче всех.
Этот свет, что в вас родится, будет светом
по отношению к другому. И тот будет, как тьма».
А. Кашпировский

Многие месяцы сотни тысяч людей с нетерпением ждали этого дня. Особенно это нетерпение нарастало после июльского интервью Анатолия Михайловича Кашпировского по Центральному телевидению, в котором он высказал уверенность, что цикл передач по телевидению состоится. И вот этот день наступил. Сотни людей пришли сюда, в зал телецентра в Останкино, чтобы стать живыми участниками события, которое войдет в историю человечества, как уникальный опыт массового использования возможностей психотерапевтического воздействия для лечения людей от самых сложных, практически неизлечимых ранее болезней.
Уникальность этого опыта состояла прежде всего в том, что лечебное воздействие осуществлялось на огромной территории одновременно, для чего использовались современные средства передачи информации — телевидение. Свершилось то, о чем Анатолий Михайлович Кашпировский, врач — психотерапевт высшей категории, получивший широкую известность и признание не только в Советском Союзе, но и уже далеко за его пределами, автор этой идеи, мечтал многие годы.

(На экране в туманной дымке какой-то таинственный пейзаж лесного озера, окруженного высокими холмами. Этот пейзаж, медленно исчезая, переходит в светло-голубой каскад водопада, усиливая впечатление таинственности и значимости предстоящего. Звучит нежная, волнующая мелодия На экране на этом фоне возникает текст: «Сеанс здоровья врача-психотерапевта Анатолия Михайловича Кашпировского. Передача первая». Музыкально-зрительная психологическая подготовка встречи заканчивается.

Камера показывает все тот же, уже знакомый нам, зал Центрального телевидения в Москве, до отказа наполненный зрителями, которые уже через несколько минут станут активными участниками происходящего. На сцене зала маленький скромный столик, на котором установлен микрофон, стакан чая с лимоном и множество листков с записками и письмами сотен людей, пришедшими на телевидение. Красиво оформленная сцена. Древнее изображение человека с указанием жизненно важных точек на его теле. Колонна, украшенная цветами. Мягкий синий свет льется на сцену. Нарядные, взволнованные люди. Ожидание чуда. Надежда, смешанная с болью. На экране крупным планом Анатолий Михайлович Кашпировский. Напряженно — сосредоточенный взгляд выдает волнение).

Если не работает видео, нажмите

Стенограмма сеанса здоровья 1

Его встречают аплодисментами. Спокойно, уверенно начинает он свой монолог, вписывая первые слова в летопись вечности:

— Уважаемые зрители и телезрители! Прежде чем мы начнем разговор об интересных случаях исцеления, о различных «чудесах» (это слово в некоторых случаях можно брать в кавычки, а в некоторых случаях можно обойтись и без них), — хочу обратить внимание на самое главное чудо, которое уже происходит здесь, в этой студии. Это чудо состоит в том, что мы собрались в одной из самых лучших аудиторий Советского Союза, что мы все присутствуем на Центральном телевидении,
(оператор показывает зал, заполненный людьми, несколько операторов у камер, обеспечивающих показ данной передачи. Мы видим в зале много молодых людей, некоторых из них операторы показывают крупным планом. По внешнему виду зала, по поведению людей, мы четко улавливаем настроение присутствующих, их особый интерес к происходящему, их ожидание на исполнение надежды.) и что нам предоставлена возможность — донести информацию об имеющихся психотерапевтических возможностях целому народу.

— Я хочу вас предупредить, что наш сеанс начался уже до того, как мы начали общение акт психотерапевтического воздействия — специфический акт! Я считаю, лечебное влияние происходит с первой секунды нашего общения. Обычно, такие сеансы я всегда начинаю с обзора записок, так как они дают возможность ответить на некоторые интересующие наших пациентов вопросы.

— Я зачитываю письма, телеграммы, различные сообщения, свидетельствующие об эффективности телевизионного лечения. Наши телевизионные встречи будут проходить именно в таком ключе. Сейчас я прочту некоторые записки, которые представляют для нас интерес.

Читает записки, отвечает на вопросы, комментирует.

— «Возможно ли, хотя бы частично, избавиться от склеродермии»?(В момент чтения записки оператор показывает экран телевизора, установленного на сцене зала с изображением происходящего в зале.)

— Непосредственно на таких очных сеансах встречались случаи, когда наши пациенты избавлялись от этого заболевания, хотя оно считается неизлечимым и очень тяжелым. Я боюсь вам назвать точную цифру. Но имеются примерно три или четыре случая излечения, поэтому вас не должна покидать надежда.

— «Попов Сережа, 7 лет. (Оператор крупным планом показывает лист из школьной тетради, на котором мы сами можем прочитать текст этого интересного письма, написанного Сережей). За два телесеанса, 22 и 23 сентября, рассосалась полностью, без всяких признаков, паховая грыжа.
Операция была назначена на 3 января 1990 года. С благодарностью, семья Поповых.»

— В ответе на эту конкретную записку скрывается ответ на вопрос о том, могут ли, вообще, проходить рубцы, шрамы.

— «Пропала послеродовая пупочная грыжа 12-летней давности. Рассосался ослеоперационный рубец. Стала спать без таблеток. Благодарю за помощь»

— Это пишет Валентина Сергеевна, фамилию называть не буду.

— «После телесеанса в Останкино у девятилетнего сына пропали на руках 12 бородавок. Спасибо. Семья Киселевых».

— Это тот июльский телесеанс, точнее встреча в Останкино, в конце которой проводился легкий телесеанс, дала возможность мальчику избавиться от такого состояния

— «Лечусь у телевизора. Исчезли на груди рубцы 28-летней давности. Снизилось давление. Полиартрит и увеличенная щитовидная железа пока остались».

— «Исчезли швы 50-летней и 30-летней давности. Спасибо», — об этом пишет Бабенко из Саратова.

(Операторы вновь обращают свою камеру в зал. Мы видим как одна из присутствующих женщин стоит, заложив руки за голову и делает повороты туловищем.)

— «Держала у телевизора двухлетнего сына, страдавшего гемофилией. В течение двух месяцев нет длительных кровотечений. Неужели может нормализоваться?»

— «Пропала на щеке родинка, большое спасибо! Вавилина».

— «На ногах пальцы были скрючены, были большие шишки. После сеанса пальцы встали на место, а шишки остались».

— Не может же быть все сразу! Иногда бывает, что шишек нет, а скрюченные пальцы остаются.

— «Девочка 13-ти лет прикована к постели. Гидроцефалия. Впервые после двух сеансов проявила желание постоять на полу. Делалось это с помощью матери, в три попытки, стояла по две минуты. Две ночи спала хорошо».

— Вот еще интересная… В основном я подобрал записки и телеграммы, которые касаются исчезновения рубцов, потому что это очень актуально. Я потом скажу, почему.

— «На учете 35 лет, «приняла два сеанса». Остеохондроза больше не ощущаю. Рубцы от катастрофы и трех кесаревых — почти пропали. Давление 130 на 80. Желудок не болит. «Щиро дякую». Яковенко».

— «Болела нога, три недели не ходил. После двух Ваших телевизионных сеансов хожу. Инвалид войны, Богдулин И. М.».

— «Роды прошли успешно — без боли и без разрывов. Большое спасибо».

— «Болею тромбофлебитом. После просмотра сеанса по московской программе прекратились судороги. После просмотра по местной — объем ноги уменьшился на 3 см, разница была 6 см».

— «В 1969 году перенес операцию — гангренозный перфоративный аппендицит, перитонит.
Последствия: рубец 17 см. «Принял три сеанса» по телевидению, один из Москвы и два — по местному телевидению. Результат — рубец практически исчез. Город Маркс».

— Вот интересная телеграмма:

(Оператор медленно с панорамного показа зала приближается к сцене и показывает крупным планом лицо Анатолия Михайловича. Спокойный сосредоточенный взгляд человека, выполняющего сложную и важную работу. В поведении, в действиях рук нет ничего необычного, нестандартного. И вместе с тем мы каким-то шестым чувством ощущаем его воздействие, Это особенно чувствуешь в те моменты, когда Анатолий Михайлович отрывает взгляд от записки и смотрит прямо в объектив камеры, смотрит с экрана телевизора прямо на тебя. У меня при этом всякий раз возникает ощущение, что этот пронизывающий взгляд как будто просвечивает тебя рентгеном и уходит куда-то вдаль.)

— «Я обжег горячим битумом обе кисти рук и запястья 8-го августа. Сегодня, после второго телесеанса, я спокойно сделал стойку на руках… Стоял 5 секунд около стены, без бинтов, касаясь теми местами, где была пересадка кожи. Все нормально».

— «С 1972 года перенесла четыре операции. Живот был весь изрезан. «Приняла» два Ваших сеанса по телевизору — швы рассосались. На крестовине поясницы была шишка — шишка исчезла. Чувствую себя хорошо».

— «После просмотра второго сеанса по телевидению у 14-летней дочери прошла опухоль в груди величиной с трехкопеечную монету. С уважением, мама».

— «После телесеанса, 22-го удалила зуб без страха и без боли. Во время сеанса, 23-го рассосались послеоперационные спайки, прошла послеоперационная грыжа».

— Удивительно, что грыжа проходит…

— «После двух сеансов рассосались рубцы в местах ампутации обеих ног и руки. Можно ли надеяться на уменьшение фантомных болей? Инвалид первой группы, Иван Алексеевич, 33 года».

— Да, можно надеяться на исчезновение фантомных болей. Остальные телеграммы тоже касаются рубцовой ткани. Но я хотел бы прочесть одну, может быть, даже забавную записку.

— «Интересно, рассосется ли мой рубец»?— спросил супруг, усаживаясь на первый сеанс по Саратовскому телевидению. (Он не верил, что может рассосаться опухоль, грыжа, рубец). Сам муж — хирург… Вчера он дежурил, нервничал, собирая больных на обход, которые буквально прилипли к телевизору. Сам он немножко посидел перед экраном в конце сеанса. Однако, к всеобщему удивлению и его огромной радости, он обнаружил, что его келоидный рубец рассосался, а второй побледнел. Рубцы после операции 8-летней давности».

Анатолий Кашпировский прерывает чтение почты, обобщая:

— Хотя бы такой беглый перечень этих сообщений говорит о том, что телевизионная психотерапия — это очень мощное средство лечения. Естественно, что врач-психотерапевт имеет «свою» аудиторию. Нельзя рассчитывать на то, что все 100% людей могут излечиться, и что все 100% заболеваний могут быть излечены. Но мы видим, что процент людей, которые исцелились, очень высок, а статистика даст нам возможность определить, какой именно. Я надеюсь, что статистика у нас будет налажена, и можно будет сделать какие-то определенные выводы.

Обращается к зрителям:

— Я бы хотел послушать и вас. Если в зрительном зале присутствуют те, кто занимался в наших группах в Москве, или те, кто положительно отреагировал на телевизионные сеансы, которые были по программе «Добрый вечер, Москва!» и по прежним передачам ЦТ, то будет интересно их услышать. Говорите очень кратко: что было — что прошло.

Микрофон в руках у мальчика лет 14-ти:

— Я онкологический больной.

Кашпировский:

— Откуда ты?

— Из Москвы. Я был на Ваших трех сеансах. Мне проводили химиотерапию, потом был перерыв. Я не лечился, но ходил на Ваши сеансы. У меня пропал рубец.

Кашпировский:

— Можешь показать то место, где прошел рубец? Пожалуйста, чтоб мы увидели…

— Вот… С левой стороны… (Мальчик поворачивается левым боком к залу. Оператор крупным планом показывает левую щеку и шею мальчика, на них не видно никаких рубцов или шрамов.)

Кашпировский, обращаясь к залу:

— Вы там практически ничего не найдете, на этом месте. Достаточно. Рассказывай, что еще?

— После Ваших сеансов всегда бывает очень легко. Я живу на пятом этаже в доме без лифта. Раньше через каждый пролет, поднимаясь по лестнице, отдыхал. Теперь могу взбежать на пятый этаж совершенно свободно.

Кашпировский:

— Будем ждать у тебя дальнейших улучшений.

Выступление у микрофона продолжается. Затронута тема онкологии. Микрофон в руках молодого, лет 20 симпатичного человека в задних рядах зала. (Операторы показывают общий план зала, крупным планом выступающего молодого человека.):

— Анатолий Михайлович, я онкологический больной. Лимфогрануломатоз. После пяти сеансов в Саратове…

Кашпировский:

— Вы можете подойти сюда поближе. Вы знаете, мне не очень бы хотелось, чтоб у нас звучала здесь онкологическая тема… Но наши пациенты, к сожалению, часто страдают онкологическими заболеваниями. Пожалуйста…

Выступающий (подошел к микрофону, находящемуся у сцены):

— Лимфогрануломатоз. После пяти Ваших сеансов, даже по истечении второго сеанса, у меня исчез подчелюстной лимфоузел величиной, примерно, с куриное яйцо. Результаты Вашего воздействия равносильны курсу химиотерапии, но при этом — никакой токсичности! Улучшилось общее состояние, улучшились анализы крови, лейкоциты поднялись. Я очень Вам благодарен.

Женщина рассказывает о своем ребенке:

—Моему мальчику четыре года, у него ДЦП. После Вашего сеанса, когда Вы сказали, что он перестанет писаться, он действительно перестал. Кроме того, он стал брать в руки игрушки… А раньше он ничего не мог сделать… Мы приехали из Ставропольского края.

Кашпировский:

— По поводу больных детским церебральным параличом, должен сказать следующее: трудно надеяться на то, что дети абсолютно выздоровеют. Но соглашаться с той точкой зрения, что эти дети являются неизлечимыми, тоже неправильно. Кое-что из их разнообразной симптоматики может пройти, например, синдром, который наблюдается при ДЦП. Некоторые симптомы можно, каким-то образом, уменьшить. В данном случае, я считаю, это очень интересный момент.

— Я слушаю Вас, — Кашпировский обращается к женщине с микрофоном. Она говорит:

—За одну минуту телесеанса, который по Украине показывали, у меня исчезло 12 бородавок, и начали рассасываться рубцы после гинекологической операции… А боли не исчезли…

Кашпировский:

— Вы где живете?

— В городе Ейске, Краснодарского края.

Аудитория больных людей разнообразна. Пожилые люди, молодые цветущие женщины, даже дети разного возраста… Рассказывает девочка-подросток:

—Мне 13 лет. Я была у Вас на двух сеансах, и у меня рассосался глубинный тромбофлебит. А еще у меня был хронический гепатит — он тоже прошел.

С 2020 года по полису ОМС (обязательного медстрахования) можно будет получать лечение протонами, сообщила глава Фонда обязательного медицинского страхования Наталья Стадченко. Протонная терапия – это самое современное и безопасное лучевое лечение онкологических больных, поясняют эксперты. «На финансирование протонной терапии планируется выделить 5 млрд рублей в 2020 году и 5,5 млрд рублей – в 2021 году. Благодаря этому лечение ежегодно смогут получать две тысячи пациентов», – рассказала Стадченко.

Всего, по ее словам, на оказание медпомощи по профилю «онкология» на 2019 год регионам России (в виде средств, предоставляемых бюджетам территориальных фондов ОМС) предусмотрено более 200 млрд рублей. Это в 1,5 раза больше уровня 2018 года.

Финансирование помощи больным с онкологическими заболеваниями будет расти и дальше, уверяют чиновники. В 2019 году будет обеспечен полноценный доступ пациентов к химиотерапии и применению необходимых схем и видов лечения. А начиная с 2020 года значительные средства будут направлены и на внедрение более эффективных методов лучевой терапии, выполнение высокотехнологичных хирургических вмешательств: в 2020 г. – 120 млрд рублей, в 2021 г. – 140 млрд рублей. Тарифы на оплату лучевой терапии учитывают ее длительность, что обеспечит покрытие расходов медицинских организаций.

Кроме того, уже увеличено количество схем лекарственной терапии: в 2,5 раза, с 425 в 2018 году до 1 046 схем в 2019 году.

Также специалисты напоминают, что с мая этого года в нашей стране введен новый порядок профилактических осмотров. Они становятся ежегодными и предусматривают, в том числе, проверку на распространенные виды рака. Как рассказала заместитель председателя ФОМС Светлана Кравчук, за январь – апрель 2019 года профилактические осмотры прошли более 2 миллионов взрослых россиян и более 8, 5 млн — диспансеризацию (поясним: профосмотры это как бы «лайт-вариант» диспансеризации, «КП» подробно писала об этом). Всего в нынешнем году профилактические мероприятия запланированы для 50 миллионов человек.

БУДЬ В КУРСЕ

Куда обращаться, если у вас есть претензии

С этого года серьезные полномочия по контролю за оказанием помощи онкобольным получили страховые представители. То есть специалисты страховых медицинских компаний, выдающих пациентам полисы ОМС. Если у вас есть какие-либо вопросы, жалобы, в том числе по срокам обследования и лечения при онкодиагнозе, доступности препаратов для химиотерапии и т.д., сразу же сигнальте своему страховщику.

Проще всего найти через поиск в Интернете телефон «горячей линии» либо колл-центра для пациентов на сайте компании — медицинского страховщика, внести в записную книжку своего мобильного телефона. И звонить по всем интересующим вопросам. Как правило, такие телефонные линии работают круглосуточно.

Также можно обращаться по вопросам, связанным с диспансеризацией (виды обследований, анализов и т.п.).

В ТЕМУ

О протонном ускорителе

— Первый отечественный протонный ускоритель работает в нашем филиале — Медицинском радиологическом научном центре имени А.Ф.Цыба в Обнинске, — рассказал «КП» главный онколог Минздрава России, руководитель Национального медицинского исследовательского центра радиологии, академик РАН Андрей Каприн. — Когда я выступал с докладом в Японии, там тоже признали наш аппарат очень перспективным. Главный плюс отечественной разработки, помимо импортозамещения, в том, что мы имеем право сами дорабатывать, усовершенствовать машину. В частности, изготавливается специальный стол для расширения области применения протонной терапии. Это шаг к тому, чтобы заняться и детской протонной терапией, в том числе для тех опухолей, когда приходится облучать под наркозом.

Привет. Меня зовут Антон, я работаю психологом в онкологическом центре, основным профилем которого является дистанционная лучевая терапия (ДЛТ). Хотел бы написать пост, рассказывающий о том, что представляет собой современная ДЛТ и как лучше подойти к её прохождению. Поскольку работаю я в Украине, то в первую очередь все ниже описанное будет относиться именно к ней, возможно, в других странах ситуация несколько иная.
Я расскажу, а вы, если будут вопросы, спрашивайте.
Начнем, пожалуй, с того, что же вообще такое лучевая терапия. ЛТ — это способ лечения (один из трех основных, наряду с хирургией и химиотерапией) онкологических заболеваний, при котором используются специальные аппараты. Суть её состоит в том, чтобы подвести ионизирующее облучение (рентгеновское, гамма-, фотоны, протоны и другое) к опухоли или её ложу (месту, где находилась удаленная опухоль).
Принцип лечения приблизительно похож на химиотерапию в том плане, что мы повреждаем и раковые, и здоровые клетки, но последние при этом могут регенерировать и восстанавливаться. С той только разницей, что химиотерапия действует глобально на весь организм (за исключением таргетов, естественно), а ЛТ — более локально на необходимую зону. И в этой локальности заключается важный момент, о котором чуть позже.
На сегодняшний день на территории пост-советского пространства используются в основном два вида аппаратов: гамма-аппараты и линейные ускорители.

Гамматерапевнический аппарат Рокус (картинка из интернета). Оцените, как свободно лежит пациент и представьте, насколько точно он сможет повторить эту позу каждый раз при лечении.
Гамматерапевтический аппарат работает за счет того, что в него загружают источники излучения (чаще всего это кобальт). Это источники нельзя включить/выключить, они излучают всегда и постоянно. А значит, за какое-то время своего существования (обычный срок службы около 5 лет) он постепенно теряет свою активность и его необходимо заменять. Однако стоят источники дорого, поэтому из них стараются выжать по-максимуму. Сами понимаете, что это требует дополнительных рассчетов в плане того, на сколько нужно увеличить продолжительность сеанса облучения, чтобы выдать необходимую дозу при учете трех-летнего источника, и не всегда эти рассчеты будут точны. Еще одним из наиболее важных недостатков гамма-аппаратов является возможность управления пучком излучения. Представьте себе, что опухоль имеет неправильную форму размерами 3*2*3 см. А изначальный размер поля облучения на гамма-терапевтическом аппарате, если что, 40*40 см. Значит, это поле нужно как-то ограничить и придать ему хотя бы приблизительную форму опухоли. Для этого есть масса приспособлений, некоторые из которых являются ооооочень приблизительными. В итоге, объем здоровых тканей, которые попадают в пучок, зачастую превышает объем самой опухоли. Отсюда и такие массивные лучевые реакции (в первую очередь, на коже), некоторые из которых могут не пройти никогда. Преимуществом гамма-аппаратов является их доступность и относительная дешевизна как самого аппарата, так и отдельно взятого сеанса облучения.

Линейный ускоритель Varian. Под ногами пациента вы можете видеть синий вакуумный матрац, призванный ограничить его движения во время лечения.
Перейдем к линейным ускорителям. Линейники не имеют источников излучения, поскольку способны генерировать его самостоятельно. Проще говоря, нажал на кнопку — есть пучок излучения, нажал другую — нет пучка. Соответственно, этот пучок всегда максимально одинаковый и врачу проще посчитать, какую дозу он каждый раз выдает пациенту. Кроме того, линейники обычно оснащены более совершенными устройствами управления пучком (так называемыми, коллиматорами), которые иногда могут придавать пучку совершенно невероятную форму, в точности повторяющую форму опухоли.
Однако, кроме формы пучка, есть еще одна сложность, с которой приходится сталкиваться при ЛТ: это глубина пучка. Изначально, пучок излучения может пройти человеческое тело насквозь. Это значит, что будут задеты все здоровые ткани на его пути: и те, которые находятся перед опухолью, и те, что позади неё. Естественно, в интересах пациента пучок должен максимально сильно воздействовать именно на глубине опухоли, а на остальных глубинах быть максимально безвредным. И здесь у линейных ускорителей снова большое преимущество, потому что их возможности позволяют использовать такие технологии, как 3D и IMRT (впрочем, некоторые гамма-аппараты тоже умеют 3D). Хотя лидером по точности глубины пучка будет, пожалуй, протонная терапия, где есть возможность сосредоточить всю его мощность на четко заданной глубине. только протонная терапия очень уж дорогая.
Так вот, теперь про 2D, 3D и IMRT. Представьте себе произвольную опухоль в середине человеческого тела. Она никогда не будет плоской, а всего будет иметь определенный объем. При 2D-терапии пучок формируется только по 2 измерениям, то есть по 2 размерам опухоли и никак не регулируется по глубине. А для того, чтобы максимально охватить всю опухоль и хоть как-то защитить здоровые ткани, используются сразу несколько полей, которые излучаются с разных направлений. При этом в месте стыка полей могут появляться зону переоблучения (если поля находят одно на другое) или недооблучения (если между полями возникают дырки). Это как клеить обои стык в стык: чуть неправильно приложил обоину и у тебя либо нахлест, либо дырка 🙂
3D-конформное облучение — логичная эволюция. При нём пучок максимально приобретает форму опухоли во всех трех измерениях. Однако IMRT идёт еще дальше, при ней форма и мощность пучка динамически изменяются при смене полей, что позволяет максимально защитить здоровые ткани, прилежащие к опухоли.

Сравнение 2D (зеленая область), 3D (малиновая область) и IMRT (белый контур вокруг опухоли). Сама опухоль оранжевого цвета. Синий и желтый объекты — важные здоровые органы. Выводы, думаю, можете сделать сами.
Впрочем, как я уже писал недавно, иногда в IMRT и нет большой потребности и простые, легкодоступные опухли (такими часто бывают опухоли молочных желез) вполне себе хорошо облучаются на 3D. Но общее правило выглядит так: IMRT>3D>2D. И уж в любом случае, если есть показания, то лучше облучаться на 2D, чем не облучаться никак.
Также вы могли встречаться такую аббревиатуру, как IGRT. За ней скрывается ничто иное, как визуальный контроль при укладке пациента и доступен он только на линейниках. Перед каждым сеансом облучения пациенту делают быстрый скан облучаемой области, чтобы наложить план облучения на её (области) текущее положение. При необходимости, стол вместе с пациентом немного подвигается по всем трем направлениям, чтобы пучок попадал точно в цель. Технология IGRT также призвана улучшить точность доставки дозы и уменьшить проявления лучевых реакций. В принципе, это очень приятный и полезный, но не самый обязательный бонус ЛТ.

Наложение IGRT-скана (желтая область) на скан с топометрии. В идеале, они должны совпадать.
Что касается самой процедуры лечения и подготовки, то здесь все разбивается на 2 этапа: предлучевая подготовка и само лечение. На старых аппаратах она может заключаться в том, что вам по рентгеновскому снимку нанесут маркером метки на теле и в принципе, на этом всё. Для линейников предлучевая подготовка обычно сложнее.
Сначала вам сделают скан КТ, для того, чтобы доктор мог в специальной программе на каждом слое этого скана (иногда это несколько десятков слоёв) оконтурить само опухоль и прилежащие важные органы, которые необходимо защитить.

Контуры при облучении молочной железы. Видим оконтуренное легкое (зеленый), сердце (синий), вторую грудь (фиолетовый) и саму облучаемую область (красный).
При этом, на сканировании могут использоваться различные устройства, призванные ограничить вашу подвижность. Эти же устройства будут использовать в ходе сеансов облучения. делается это, опять же, для того, чтобы вы меньше двигались и пучок максимально попадал в необходимое место. Это могут быть различные подставки, подголовники или термопластические маски. Эта процедура обычно называется топометрией (или иногда еще КТ-разметкой).В ходе топометрии вам так же могут нанести на тело метки, но их часто наносят на те самые иммобилизирующие устроства, а само ваше тело остается чистым.

Пациент в термопластической маске (картинка из интернета)
После топометрии доктору понадобится некоторое время на оконтуривание, а потом он передаст эти контуры медицинским физикам, которые опять же с помощью специальной программы создадут план облучения: технические указания линейному ускорителю откуда, куда, сколько и как подводить дозу. В серьезных учреждениях этот план еще сначала проверяется на различных фантомах и только потом начинается лечение самого пациента. Предлучевая подготовка может длиться от нескольких часов (обычно в случае радиохирургии) до нескольких дней.
Перед началом лечения доктор должен сказать вам, сколько фракций (сеансов, обычно от 10 до 37) вам предстоит пройти, какую дозу вы получите, какие лучевые реакции могут случиться в ходе лечения и как можно их избежать. Сами сеансы обычно длятся 10-15 минут, в ходе которых вы лежите на столе линейника со всеми иммобилизирующими устройствами. Сеансы безболезненны, вы не почувствуете вообще ничего, но это не значит, что лучевая терапия не работает.
На этом, пожалуй все. Рассказать можно еще много, но мне кажется, что самую основную информацию я предоставил.
Если сделать краткие выводы, то они будут такими:
1. Лучевая терапия зачастую — необходимая часть лечения онкозаболевания.
2. Лучше лечиться на линейном ускорителе, чем на гамма-аппарате. Но лучше лечиться на гамма-аппарате, чем не лечиться вообще.
3. 2D-конформная терапия чревата массой осложнений, поэтому лучше, по возможности, выбирать 3D-конформное облучение. Если показано и есть возможность IMRT — прекрасно. Это еще больше снизит проявления лучевых реакций.
4. Лучевая терапия занимает определенное время, от 2 до 7 недель, в ходе которых каждый рабочий день вам нужно будет проходить сеансы.
5. Предлучевая подготовка так же требует некоторого времени, далеко не всегда лучевые терапевты начинают лечение в тот же день, когда к ним поступает пациент.
Спрашивайте ваши вопросы.