Фатерова сосочка

Стеноз БДС представляет собой доброкачественное заболевание, обусловленное воспалительными изменениями и рубцовыми сужениями папиллы, которые вызывают непроходимость желч­ного и панкреатического протоков и связанные с этим патологические процессы в желчных путях и поджелудочной железе. В клинической практике под термином «стенозирующий дуоденальный папиллит» подразумевают: стеноз фатерова соска, стеноз дуоденального сосочка, стеноз терминального отдела общего желчного протока, стенозирующий оддит, фиброз сфинктера Одди, стеноз печеночно-панкреатической ампулы, то есть сужение ампулы БДС или сфинктера печеночно-панкреатической ампулы, а также прилегающего отдела общего желчного протока. БДС нередко называют пространством (зоной) Одди. Сужение пространства Одди возникает преимущественно за счет воспалительно-фиброзирующих процессов. Известно, что структура БДС может видоизменяться с учетом возрастных особенностей. По данным В. В. Пушкарского (2004), при желчнокаменной болезни в пожилом и старческом возрасте преобладает атрофическо-склеротическая форма хронического папиллита (до 54 % случаев), в возрасте до 60 лет — гиперпластические (аденоматозные, аденомиоматозные) изменения БДС.

Повышенное внимание к острым и хроническим воспалительным изменениям БДС не случайно. По мнению А. И. Едемского (2002), острый и хронический папиллит наблюдается у 100 % больных, страдающих желчнокаменной болезнью, и у 89, 6 % пациентов с рецидивирующим панкреатитом. Выделяют 3 формы хронических патологических изменений сосочка: аденоматозный хронический, аденомиоматозный и атрофическо-склеротический хронический папиллит.

БДС расположен на границе двух (общий желчный проток и двенадцатиперстная кишка), а иногда и трех (при впадении большого панкреатического протока в ампулу сосочка) полых систем. Патогенная микрофлора, колебания давления и рН, застой в этих двух или трех полостях способствуют развитию патологических изменений БДС. Несомненно, травмирует его также прохождение плотных структур, в первую очередь миграция камней по общему желчному протоку. Длина БДС обычно не превышает 5–10 мм. Внутри сосочка примерно в 85 % случаев располагается расширение общего желчного протока, которое обозначается как ампула сосочка. Примыкающая к сосочку терминальная часть общего желчного протока длиной в среднем около 1 см (0, 6–3 см) расположена внутри стенки двенадцатиперстной кишки и называется интрамуральным сегментом протока. Этот сегмент в физиологическом плане составляет единое целое с БДС. Полость БДС вместе с терминальной частью общего желчного протока обозначают как пространство Одди.

Запирающий аппарат БДС — сфинктер Одди — состоит: 1) из сфинктера собственно дуоденального сосочка, так называемого сфинктера Вестфаля, который представляет собой группу кольцевидных и продольных волокон, достигающих верхушки дуоденального сосочка; при сокращении сфинктер Вестфаля отграничивает полость сосочка от полости двенадцатиперстной кишки; 2) сфинктера общего желчного протока — по-видимому, наиболее мощного из этой группы сфинктеров — сфинктера Одди, достигающего в ширину 8–12 мм; проксимальная часть его нередко выходит за пределы стенки двенадцатиперстной кишки; при своем сокращении он отграничивает полость общего желчного протока (а иногда и панкреатического протока) от полости БДС; 3) сфинктера большого панкреатического протока, обычно развитого слабо, а иногда и полностью отсутствующего. Стенозирующий дуоденальный папиллит захватывает не только зону сфинктера Вестфаля и ампулу сосочка, но и нередко зону сфинктера общего желчного протока, т. е. всю зону Одди. Таким образом, стенозирующий дуоденальный папиллит представляет собой в какой-то мере собирательное понятие, которое охватывает по крайней мере два патологических процесса: 1) стеноз протока в зоне ампулы БДС; 2) стеноз терминальной (в основном интрамуральной) части собственно общего желч­ного протока.

Значительная часть длительно существующих дискинезий сфинктера Одди по существу представляет собой начальную стадию стенозирующего дуо­денального папиллита. При прямой трансдуоденальной эндоскопии тонкими (диаметром 2, 0–2, 1 мм) зондами у многих подобных больных определяются рубцовые изменения в зоне пространства Одди. Тесные анатомо-топографические взаимоотношения БДС с желчевыводящей системой и поджелудочной железой, а также зависимость функции БДС от состояния органов билиопанкреатодуоденальной зоны и патологических процессов, развивающихся в них, в значительной степени влияют на состояние БДС. Это приводит к тому, что специфические симптомы, характерные для заболевания самого БДС, выявить достаточно трудно. По этой причине патология БДС часто не диагностируется. Тем не менее главным симптомом, при котором врач должен думать о возможном патологическом процессе в БДС, является билиарная или панкреатическая гипертензия (возникновение желтухи или характерного для панкреатита болевого синдрома).

Заболевания БДС можно разделить на первичные и вторичные. К первичным заболеваниям относятся патологические процессы, локализующиеся в самом БДС: воспалительные заболевания (папиллит), доброкачественные и злокачественные опухоли. К вторичным заболеваниям БДС можно отнести камни ампулы БДС, стенозы БДС (как следствие желчнокаменной болезни), а также сдавление БДС вследствие патологического процесса, локализующегося в головке поджелудочной железы при панкреатите или опухоли. К вторичным заболеваниям БДС следует отнести нарушения функции сфинктерного аппарата БДС, возникающие на фоне язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и дуоденостаза. Если патологический процесс в БДС развивается на фоне заболеваний органов желчевыводящей системы, клиническая картина проявляется симптомами, характерными для желчнокаменной болезни. В случаях когда патологический процесс в БДС является причиной развития воспаления поджелудочной железы, это сопровождается клиническими признаками панкреатита. В пользу того, что патологический процесс локализуется в БДС, может говорить появление желтухи. При этом отмечаются изменения окраски кала (серый, обесцвеченный) и мочи (моча цвета пива). Нарушение оттока желчи в двенадцатиперстную кишку может сопровождаться повышением температуры тела больного, что связано с развитием острого холангита. Стенозирующий дуоденальный папиллит — заболевание, нередко протекающее малосимптомно, а иногда и бессимптомно. Очень часто симптомы сужения БДС и терминального отдела общего желчного протока ошибочно связывают с другими патологическими процессами, в первую очередь с проявлениями собственно желчнокаменной болезни (камень общего желчного протока и др. ). Возможно, вследствие этих обстоятельств и трудностей в распознавании подчас достаточно грозное заболевание длительно не привлекало к себе заслуженного внимания. Стенозирующий дуоденальный папиллит был описан лишь в конце XIX в. как рубцовый стеноз сосочка, вызванный вклинившимся камнем. В 1926 году D. Dell Vail и R. Donovan сообщили о стенозирующем папиллите, не связанном с желчнокаменной болезнью, назвав его склероретрактильным оддитом. Как и во времена Лангебуха, стенозирующий дуоденальный папиллит продолжал рассматриваться как редкое казуистическое заболевание. Лишь в 1950–60-х годах положение изменилось. Использование внутривенной и операционной холангиографии, манометрии и радиометрических исследований позволило P. Mallet-Guy, J. Caroli, N. Hess и другим исследователям выявить широкое распространение этого заболевания, особенно при желчнокаменной болезни. Так, W. Hess из 1220 случаев заболеваний желчного пузыря и желчных путей отметил стеноз БДС в 29 %. При бескаменном холецистите стенозирующий дуоденальный папиллит наблюдался у 13 %, при холецистолитиазе — у 20 %, при холедохолитиазе — у 50 % больных. В последние два десятилетия с момента широкого распространения эндоскопических исследований, и в частности эндоскопической папилло­сфинктеротомии, частота и клиническое значение этого заболевания стали совершенно очевидными. Появилась необходимость четко разделить стенозирующий и нестенозирующий (катаральный) дуоденальный папиллит.

Развитие стенозирующего дуоденального папиллита чаще всего связано с желчнокаменной болезнью, в первую очередь с холедохолитиазом. Ранение сосочка при прохождении камня, активный инфекционный процесс в складках и клапанном аппарате ампулы вызывают в дальнейшем развитие фиброзной ткани и стенозирование различных частей ампулы БДС или непосредственно прилегающей к ней части общего желч­ного протока, т. е. зоны Одди.

При калькулезном холецистите и особенно бескаменном холецистите развитие этого заболевания связано с хронической инфекцией, которая распространяется по лимфатическим путям. P. Mallet-Guy предположил, что в патогенезе папиллита важная роль принадлежит следующим механизмам: гипертонии сфинктера Одди, задержке эвакуации желчи в двенадцатиперстную кишку, активизации инфекционного процесса в области БДС, развитию воспалительного фиброза. Воспалительно-фиброзирующие процессы в БДС нередко возникают у больных с парафатеральным дивертикулом, некоторыми формами дуоденита, язвой двенадцатиперстной кишки. При язвенной болезни с локализацией язвы в двенадцатиперстной кишке и отчасти при дуодените в развитии стенозирующего дуоденального папиллита определенную роль играет пептический фактор. При нарушении процессов ощелачивания в вертикальной части двенадцатиперстной кишки, что подтверждается методом многоканальной рН-метрии, выявлялась травматизация БДС хлористоводородной кислотой. Именно пептический компонент во многих случаях является причиной болей у лиц, страдающих стенозирующим дуоденальным папиллитом, что и объясняет обезболивающий эффект антацидов и Н2-блокаторов. Травмированная слизистая оболочка БДС, включая ампулу, в последующем легко подвергается бактериальной инвазии, и развивается инфекционно-воспалительный процесс.

Как указывалось, стенозирующий дуо­денальный папиллит во многих случаях является вторичным процессом, при котором в качестве первопричины заболевания рассматривается желчнокаменная болезнь. Первичный стенозирующий папиллит, при котором отсутствуют традиционные причины (желчнокаменная болезнь, парафатеральные дивертикулы и др. ), встречается, по-видимому, реже. По данным J. Caroli, такое развитие болезни наблюдается у 2–8 % больных. В последние годы частота первичных форм стенозирующего дуоденального папиллита увеличилась до 12–20 %. Гистологическая картина первичных форм заболевания идентична вторичным. Этиология первичных стенозов остается неясной. По морфологическим признакам можно выделить три основные формы стеноза БДС:

— воспалительно-склеротическая, отличающаяся разной степенью выраженности фиброза; на ранних стадиях — гипертрофия и дегенеративные изменения мышечных волокон клапанного аппарата БДС с наличием круг­локлеточных инфильтратов, а также фиброзной ткани; в далеко зашедших случаях практически исключительно определяется фиброзная ткань;

— фиброкистозная форма, при которой наряду с явлениями фиброза определяется большое количество мельчайших кист, нередко представляющих собой резко расширенные периканаликулярные железки, сдавленные гипертрофированными мышечными волокнами;

— аденомиоматозная форма, характеризующаяся аденоматозной гиперплазией периканаликулярных желез, гипертрофией волокон гладкой мускулатуры, разрастанием фиброзных волокон (фиброаденомиоматоз), часто наблюдается у пожилых людей.

В норме давление в общем желчном протоке не превышает 150 мм вод. ст. При стенозирующем дуоденальном папиллите оно возрастает до 180–220 мм вод. ст. и более. При быстром повышении давления до 280–320 мм вод. ст. может развиться приступ печеночной колики. В двенадцатиперстной кишке в норме давление составляет до 6–109 мм вод. ст. , в патологических условиях оно может возрастать до 250–300 мм вод. ст. В панкреатических протоках в условиях секреторного покоя давление равно 96–370 мм вод. ст. На высоте стимуляции секретином в дистальном отделе главного панкреатического протока давление может достигать 550–600 мм вод. ст. В последние годы для измерения давления используют специальные катетеры диаметром 1, 7 мм (например, фирмы Wilson-Cook, США), вводимые в дуоденальный сосочек через эндоскоп. Полученные данные регистрируются в виде различных кривых.

Клиническая картина болезни обусловлена степенью сужения желчевыводящих и панкреатических протоков, желчной и панкреатической гипертензией, присоединением инфекции, вторичным повреждением печени и поджелудочной железы. До сих пор неясно, почему у больных с почти одинаковыми анатомическими изменениями БДС и терминального отдела общего желчного протока в одних случаях постоянные мучительные боли наблюдаются еже­дневно, в других — только при погрешностях в диете, а в третьих — отмечаются лишь незначительные эпизодические боли и изжога.

Наиболее частым симптомом стенозирующего дуоденального папиллита является боль. Обычно боль локализуется правее и выше пупка, иногда в эпигастральной области, особенно в правой ее половине. У небольшой части больных она мигрирует между правым подреберьем и эпигастральной областью. Можно выделить несколько видов боли: 1) дуоденального типа, когда больного беспокоит «голодная» или поздняя боль, нередко довольно длительная и монотонная; 2) сфинктерная — кратковременная схваткообразная, подчас возникающая с первыми глотками пищи, особенно при употреблении холодных шипучих напитков и крепленых вин; 3) собственно холедохеальная в виде сильной монотонной боли, появляющейся через 30–45 мин после еды, особенно обильной или богатой жиром. В тяжелых случаях боль отличается упорством, длительностью, часто сопровождается тошнотой и рвотой. Наиболее выраженный болевой синдром чаще наблюдается у больных со сравнительно незначительным расширением общего желчного протока до 10–11 мм. В редких случаях резкого расширения желчного протока (до 20 мм и более) болевой синдром выражен существенно слабее. Уже указывалось, что боли возникают и усиливаются после обильной, жирной пищи. Опасны в этом отношении тугоплавкие жиры (свиное, баранье, говяжье сало, жир осетровых пород рыб). Особенно опасно сочетание жира и теста — расстегаи, пироги с гусятиной, блины со сметаной; именно они нередко провоцируют резкое обострение болезни. Непереносимы для большинства больных холодные шипучие напитки. У части больных усиление болей вызывает теплый хлеб.

Более чем у половины больных наблюдаются различные проявления диспептического синдрома: тошнота, рвота, неприятный запах изо рта и изжога. У некоторых больных частые рвоты являются наиболее тягостным проявлением заболевания. После проведения эндоскопической папиллосфинктеротомии наблюдавшаяся ранее рвота, как правило, прекращается, тогда как боли в верхней половине живота лишь уменьшаются. Рвоту относят к характерным признакам стенозирующего дуоденального папиллита. В противоположность последнему, рвота очень редко наблюдается при неосложненных формах рака БДС. С нередким сопутствующим заболеванием — холангитом — связаны такие жалобы, как познабливание, недомогание, субфебрилитет. Потрясающие ознобы с приступообразным подъемом температуры встречаются реже, чем у лиц с камнем общего желчного протока. Легкую кратковременную желтуху наблюдают у трети больных. Яркая длительная желтуха в случае отсутствия сочетанных заболеваний (камень общего желчного протока, парафатеральный дивертикул и др. ) встречается нечасто. Также редко наблюдается прогрессирующее снижение массы тела. Нередко констатируется небольшое похудание на 2–3 кг. Пальпация эпигастральной области у большинства больных дает неопределенный результат. Лишь у 40–45 % больных удается выявить участок локальной (чаще малоинтенсивной) болезненности на 4–6 см выше пупка и на 2–5 см правее средней линии, примерно соответствующий зоне Шоффара. Периферическая кровь у большинства больных не изменена, лишь у 20–30 % при обострении болезни отмечается небольшой лейкоцитоз и еще реже — умеренное увеличение скорости оседания эритроцитов (СОЭ).

Присоединение холангита, особенно гнойного, влечет за собой появление лейкоцитоза с палочкоядерным сдвигом и значительным увеличением СОЭ. Аналогичные изменения отмечаются при развитии у больных стенозирующим дуоденальным папиллитом острого панкреатита. Задержка продвижения желчи по общему желчному протоку и большому дуоденальному сосочку относится к важным диагностическим признакам заболевания. В этом отношении помогают два метода. При кратковременных (0, 5–3 сут. ) нарушениях оттока желчи, наступающих вслед за употреблением значительных доз алкоголя или погрешностей в диете и, вероятно, связанных с усилением отека в зоне ампулы сосочка, наблюдается кратко­временное, но значительное (в 5–20 раз) повышение активности глутаматдегидрогеназы, аминотрансфераз и амилазы сыворотки крови. Особенно отчетливо эти изменения регистрируются в первые 4–8 ч усиления болей. Подобные обострения болезни чаще возникают во второй половине дня или ночью. Одновременное умеренное повышение содержания билирубина сыворотки крови при таких кратковременных нарушениях оттока желчи наблюдается нечасто. При однократном экстренном заборе крови, произведенном в первые часы резкого усиления болей в животе, повышение активности ферментов выявляется у 50–60 % обследованных. При двукратном подобном исследовании выраженная гиперферментемия выявляется у 70–75 % обследованных.

При длительных стабильных нарушениях оттока желчи достаточно результативными являются радионуклидные методы. При проведении изотопной гепатографии у 50–60 % больных выявляется замедление поступления радионуклида в двенадцатиперстную кишку. При проведении холесцинтиграфии с использованием производных уксусной кислоты (препараты ХИДА, ИДА и др. ) умеренное замедление поступления радионуклида в двенадцатиперстную кишку отмечается у 65–70 % обследованных; у 7–10 % выявляется парадоксальное явление — ускоренное поступление небольших порций препарата в кишку, связанное, по-видимому, со слабостью системы сфинктеров БДС. В целом повторное экстренное исследование активности ферментов в начале резкого усиления болей и плановая холесцинтиграфия позволяют выявить у 80–90 % больных стенозирующим дуоденальным папиллитом симптомы задержки поступления желчи в двенадцатиперстную кишку (в сущности, симптомы острой и хронической желчной гипертензии).

Важное место в диагностике болезни занимают эндоскопический метод и сочетанные эндоскопически-радиологические (рентгенологические) методы исследования. При катаральном и стенозирующем папиллите сосочек нередко увеличен, достигая 1, 5 см. Слизистая оболочка гиперемирована, отечна. На вершине сосочка довольно часто виден воспалительный белесоватый налет. Характерным признаком стенозирующего папиллита считается уплощение сосочка. Уплощенный, сморщенный сосочек характерен для длительно текущего процесса.

Большую роль в разграничении катарального и стенозирующего папиллита нередко играют данные внутривенной холеграфии. При стенозирующем процессе у 50–60 % больных определяется, как правило, умеренное (10–12 мм) расширение общего желчного протока. Контрастное вещество задерживается в общем желчном протоке. У части больных удается выявить также воронко­образное сужение терминального отдела общего желчного протока. Иногда это сужение выглядит своеобразно — в виде писчего пера, перевернутого мениска и др. Изредка обнаруживается расширение ампулы БДС. Важные результаты обследования могут быть получены во время лапаротомии. Операционная холангиография, чаще выполняемая через культю пузырного протока, приносит результаты, близкие к данным эндоскопической ретроградной панкреатохолангиографии (ЭРПХГ). Нередко она выполняется в два приема. Сначала вводится 1/3 объема контраста и производится снимок. На нем обычно достаточно хорошо видны камни общего желчного протока. Затем вводится вторая, бульшая порция контраста. На снимке достигается тугое заполнение общего желчного протока, видны его сужение, задержка опорожнения. Мелкие камни в протоке при тугом заполнении часто невидимы. Манометрическое исследование общего желчного протока в основном производится во время операции, хотя в последние годы изготовлены специальные, приспособленные для манометрии зонды, которые вводятся трансдуоденально.

Бужирование БДС с диагностическими целями во время операции находит некоторое применение. В норме через зону Одди в двенадцатиперстную кишку относительно свободно проходит зонд диаметром 3 мм. Возможность введения зонда меньшего диаметра (2 мм или только 1 мм) свидетельствует о стенозирующем дуоденальном папиллите. Сама процедура бужирования достаточно травматична. Иногда она наносит тяжелую травму области дуоденального сосочка. Далеко не все хирурги охотно идут на это исследование.

ЭРПХГ играет важную роль в распознавании стенозирующего дуоденального папиллита. При выполнении катетеризации БДС нередко возникают затруднения. Часть из них при введении катетера в общий желчный проток может свидетельствовать о стенозирующем дуоденальном папиллите. Более того, при проведении катетера эндоскопист иногда довольно точно определяет длину участка сужения. Различная степень сужения пространства Одди наблюдается у 70–90 % больных. Определенную диагностическую роль играет задержка опорожнения контраста. При задержке более 45 мин можно говорить о стенозе или затяжном спазме зоны Одди. Дифференциальная диагностика. В первую очередь следует решить вопрос о возможном наличии камней в общем желчном протоке. Результаты УЗИ и внутривенной холеграфии при выявлении камней в крупных желчных протоках часто оказываются недостаточно надежными, поэтому в подобной ситуации необходимо проведение ЭРПХГ. Изредка, в случаях стойкой желтухи, приходится прибегать к чрескожной холангиографии. Среди других заболеваний общего желчного протока и прилегающих к нему органов с относительно сходной симптоматикой следует иметь в виду: 1) парафатеральный дивертикул; 2) индуративный панкреатит; 3) проксимально расположенные сужения общего желчного протока, в первую очередь в зоне впадения пузырного протока; 4) рак головки поджелудочной железы; 5) рак общего желчного протока; 6) первичный склерозирующий холангит.

Как первичный, так и вторичный склерозирующий холангит характерен обычно тем, что поражены внепеченочные и меньше — внутрипеченочные протоки, что регистрируется при ЭРПХГ в виде чередований сужений и расширений холедоха. В сомнительных случаях (а это бывает не так редко) ­ЭРПХГ приходится повторять, и второе прицельное исследование, как правило, дает определенный, почти однозначный результат. Как видно, в дифференциальной диагностике главную роль играет ЭРПХГ в сочетании с УЗИ и КТ.

Клиническое значение стенозирующего дуоденального папиллита. В большинстве случаев это заболевание находится как бы в тени другой патологии, которая рассматривается как основная. В первую очередь таким основным заболеванием является холедохолитиаз, несколько реже — холецистолитиаз. Не так редко стенозирующий дуоденальный папиллит оказывается в тени хронического бескаменного холецистита и парафатерального дивертикула. До известной степени эти четыре различных заболевания объединяет малая эффективность лечения при наличии у больных и папиллита. Удаление камней из желчного пузыря и общего желчного протока, санация бескаменного холецистита и парафатерального дивертикула часто оказываются малоэффективными, т. е. не уменьшают проявлений клинической симптоматики при терапевтическом игнорировании папиллита. Более чем у половины больных с постхолецистэктомическим синдромом симптоматика в основном или в значительной степени связана со стенозирующим дуоденальным папиллитом, который либо не был распознан, либо не был ликвидирован в период проведения холецистэктомии. Из двух болезней, которыми страдал больной, холецистэктомия решила вопрос лишь с одной из них. Неудивительно, что после холецистэктомии нередко папиллит протекает тяжелее, чем до операции. Перед плановой холецистэктомией опасность просмотра папиллита и холедохолитиаза делает необходимым выполнение дуоденоскопии и внутривенной холеграфии.

Лечение. Больные с наиболее тяжелыми формами стенозирующего дуоденального папиллита, протекающими с упорной болью, рвотой, повторной желтухой, похуданием, подлежат эндоскопическому или оперативному лечению. Как правило, им выполняется эндоскопическая папиллосфинктеротомия. Только в тех случаях, когда стеноз выходит за рамки пространства Одди, выполняется трансдуоденальная папиллосфинктеротомия с пластикой.

При более легких формах назначают консервативную терапию, которая включает диету № 5, антацидную терапию, при особенно упорных болях используют Н2-блокаторы; холинолитическую терапию — атропин, платифиллин, метацин, аэрон, гастроцепин; антибактериальную терапию.

Эндоскопическая папиллосфинктеротомия особенно показана при расширении общего желчного протока. Эффективность ее различна. Чаще болевой синдром уменьшается. Рвота, как правило, прекращается. Желтуха не рецидивирует. У больных с сохраненным желчным пузырем сразу же после вмешательства и в течение первого месяца сравнительно часто (до 10 %) развивается острый холецистит. Эта закономерность как бы подчеркивает связь патологических процессов в области БДС и желчного пузыря.

В период ремиссии больным папиллитом рекомендуется особый режим питания, который можно расценивать как поддерживающую терапию. Больным рекомендуются также ежедневная ходьба не менее 5–6 км, утренняя гимнастика без прыжков и упражнений для брюшного пресса. Желательно плавание. Питание не должно быть избыточным, следует следить за стабильностью массы тела. Питание должно быть частым: не менее 4 раз в сутки. Рацион желательно обогащать овощами и растительным маслом. Запрещаются тугоплавкие жиры, холодные шипучие напитки, острые приправы, жареные блюда. Особенно нежелательна обильная еда на ночь. При небольшом усилении тупых болей в правом подреберье, тошноты, изжоги рекомендуется курс лечения желчегонными средствами.

Таким образом, патология БДС часто приводит к тяжелым осложнениям, нередко требующим экстренного оперативного лечения. Одновременно крайне важна квалифицированная морфологическая диагностика патологического процесса данного анатомического образования, играющая в последующем ведущую роль в выборе тактики лечения и объема хирургического вмешательства.

ФГДС – информативный метод исследования полых органов, проводится на пищеварительной системе человека. Проводится для желудка, важен для постановки конечного диагноза, альтернатива отсутствует. Какова подготовка, расшифровка, как проводится исследование?

Целесообразность проведения

Гастроэнтерология рассматривает процедуру как наиболее информативное исследование, исключить которое обычно нельзя. Гастроскопия ставит окончательный диагноз, результаты обследования важны. Рассматриваются:

  • Желудок.
  • Пищевод.
  • Двенадцатиперстная кишка.

Данные из организма пациента поставляет эндоскоп, демонстрирующий особенности состояния перечисленных органов. Проводится фиброгастродуоденоскопия путём введения зонда в пищевод пациента через ротовую полость, зонд-манипулятор обладает размерами 8-11 см. Оптическое оборудование даёт чёткое детализированное изображение, увеличивая, предоставляя к рассмотрению слизистые изучаемых органов. Возможно фотографировать изображения, записывать происходящее на носитель. ФГДС не связано с сильным дискомфортом благодаря особенностям устройства аппарата, небольшой жёсткости, гибкости.

Фиброгастродуоденоскопия человека

Аппарат снабжён подсветкой, изображения визуализируются точно. Процедура не исключает дополнительных манипуляций, возможен забор материалов на биопсию при обнаружении подозрительного участка. Метод обеспечивает выполнение малоинвазивных хирургических операций, аппарат останавливает кровотечения, купируя повреждённые сосуды. Оборудование облучает лазером, делает криодеструкцию, оказывая помощь немедленно. В конструкции предусмотрены щипцы малых размеров. Подвергая пациента обследованию, врач обнаруживает непроходимости, новообразования, язвы и эрозии. Находятся рубцовые образования, выпячивания, сужения. Проверяется работа клапанов желудка, состав сока – зонд забирает образец для исследования в лаборатории. Обнаруживаются бактериальные заболевания, тип возбудителя, характер язвы, её происхождение.

Показания

К ФГДС прибегают в плановом, срочном порядке. Планово duodenum skopeo выявляет проблемы слизистой, назначается для её детального рассмотрения. Проводят при регулярных болях, отрыжке, тошноте, проблемах с глотанием. Позволяет выяснить причину рвоты, дискомфорта, нежелания принимать пищу. Назначают обследование двенадцатиперстной кишки, прилегающих органов для поиска новообразований, контроля над их лечением. Обследуют при хронических заболеваниях, после 45 лет – обследование организма по возрасту. Выполняется при холициститах, панкреатите в хроническом течении.

Срочное проведение осуществляется при обнаружении, извлечении инородных тел, мелких новообразований с последующей отправкой материалов на биопсию. Реализуемо для наложения клипс при срочной остановке кровотечения, стенозе – с целью расширения пищевода.

Процедура успешно используется для диагностики, мелких манипуляций, ценность высока. Но назначают её выборочно.

Противопоказания

Дуоденофиброскопия переносится легко, но противопоказания, осложнения присутствуют. Возможно травмирование слизистой, инфицирование. При успешном лечении воспалений органов лекарствами проведение мероприятия откладывают. Можно проводить при беременности, с осторожностью, правильно. Эрозивный гастрит в остром протекании – повод отложить проведение процедуры.

Категорический отказ на ФГДС даётся при психических заболеваниях в тяжёлой форме, серьёзном сужении пищеварительного тракта, атеросклерозах. Невозможно осуществление при атеросклерозе, аневризме, лёгочной недостаточности. Опасно при увеличении щитовидной железы, проблемах мозгового кровообращения.

Проведение

Эзофагогастродуоденоскопия проходит в отдельном кабинете, медицинский центр оснащает его оборудованием. Проходит за 12 – 15 минут без врачебных манипуляций, с осмотром. С манипуляциями, с биопсией занимает до получаса. Изучение проблемного участка сопровождается фотографированием, видеосъёмкой. Процедуру делают безболезненно, глотка обезболивается местной анестезией для подавления рвотного рефлекса. Местная анестезия имеет преимущества при проведении процедуры, не требуя специализированного оборудования, проведение мероприятия возможно в больнице любого уровня. Но в медицине не применяют местную анестезию при аллергиях, длительности процедуры более 20 минут. Экстренное состояние исключает использование средств.

Диагностика возможна с общей анестезией, при стойком отказе от человека впечатлительного, при нестабильности психики, для детей. Обеспечивает сшивание язвы, серьёзные манипуляции при неинвазивной методике. Исключает болевой шок. Но после общей анестезии обязательно наблюдение, необходимы соответствующие условия.

Перед ФГДС врач кладёт пациента на бок. Укладывают на левый бок, ноги необходимо согнуть. Глотка обрабатывается анестетиком, в рот вставляется загубник, избегая травмирования, риска повреждения аппарата. Эндоскоп смазывается специальным веществом для наилучшего скольжения. Пациенту необходимо сохранить ровное дыхание, расслабиться. Гастродуоденоскопия начинается после действия наркоза, спустя 5 минут. Перед гастроскопией врач вводит аппарат, надавливая на язык, медленными движениями. Рассмотрение складок ткани обеспечивается подачей воздуха, расправлением. Пациент глотает, зонд движется глубже. Алгоритм изучения – от верхних отделов к нижним.

Обследуются все стенки желудка поэтапно, при обнаружении проблемных участков берётся образец, подаётся гемостатик во избежание кровотечения, серьёзного травмирования. Эндоскопический осмотр бдс вызывает выделение слюны, её удаляют слюноотсосом. По окончании обследования врач извлекает зонд – необходимо задержать дыхание. Заполняется протокол обследования, пациент отправляется домой при местном обезболивании. Общая анестезия требует нахождения несколько часов в больнице под наблюдением. Перед процедурой у впечатлительных пациентов наблюдается волнение, может быть назначена инъекция успокаивающего средства. Но нельзя принимать успокаивающие таблетки, алкоголь накануне ФГДС самому!

Расшифровать результаты не сложно, врач работает с ними немедленно, диагностируя заболевание, текущее состояние органов пищеварения, факторы риска.

Подготовка

Подготовиться заранее необходимо, процедура требует предварительного выполнения ряда вещей. Несколько важных рекомендаций по питанию – диета исключает приём тяжёлой пищи за 3 дня. Исключают бобовые, сладости, острое. Нельзя кушать выпечку. При возможности биопсии не едят горячее. Врач предупредит о возможности заранее. После 18 часов нельзя есть – отказываются от пищи с предыдущего дня, лёгкий ужин отменяется. Можно пить воду, чистить зубы, курить нельзя с утра. При необходимости готовиться к процедуре утром откладывают приём лекарств. За несколько дней отменяют приём активированного угля, препаратов железа – средства снимаются при подготовке к исследованию, мешая видимости. Утром не есть до ФГДС. Питание, соблюдение рекомендаций необходимо для чистоты желудка для ФГДС.

На исследование берут медицинские документы – направление, анализы по запросу врача. Берут полотенце, подстилку – простынь, подойдёт разовая пелёнка. Рекомендуется брать бахилы. Анализ проходит в отдельном кабинете, покой обеспечен. Предпочтительна лёгкая одежда, расстёгивающаяся без проблем. Протезы зубов, очки снимаются до процедуры.

Опасно ли?

Эндоскопия – не самая приятная, но легко переносимая процедура, паниковать не стоит. Исследование покажет двенадцатиперстный орган, кишка, желудок будут изучены детально. Дуоденоскопия точно выявляет диагноз, упрощает постановку, обеспечивает стопроцентную точность. От необходимости исследовать органы, провести осмотр, получить помощь отказываться не стоит.

Негативная плата за обследование в виде заражения не последует, метод не передаёт ВИЧ, гепатит, прочие инфекции. Осмотр больного заканчивается полной дезинфекцией оборудования в моечных машинах, разработанных для этой цели. Может среагировать слизистый покров, возникнуть отрыжка, тошнота, небольшие боли – временные явления, не требующие лечения. Простой метод снять дискомфорт, который принесла гастродуоденоскопия прополоскать рот, выпить воду небольшими глотками.

Обследование закончено – стоит день избегать тяжёлой, жирной пищи. Временная диета исключит вздутие, расстройства. Болей не будет. Статистика показывает – осложнения, заболевание после обследования наблюдаются менее чем в 1 проценте случаев. Показывать неблагоприятный исход организм станет сразу. Если задета оболочка, наблюдается инфицирование, температура повышается за часы, в норме после процедуры этого нет. Рвота, понос, боли – повод обратиться к врачу немедленно, диагностика двенадцати перстной кишки, желудка в норме не даёт таких симптомов.

И сдавать анализы, и проходить дуодено лучше в определённое время. Стоит пройти с утра, приготовиться будет проще. Правильная подготовка к мероприятию важна для успеха, способна облегчить работу врача, минимизировать риски для пациента. Готовиться к обследованию нужно за 3 дня.

Техника проведения специфична, готовясь к сдаче, разумно выбрать достойного исполнителя. Опыт, квалификация врача играют большую роль, профессионал предоставит точный результат, быстрее проведёт процедуру. Риск для пациента минимализируется, слизистый покров задет не будет. Врачи смогут рассматривать детальную картину, желудок и кишка детализируются в нюансах. Новейшее оборудование важно, технологии увеличивают точность, комфорт проведения, позволяют осмотреть детально и двенадцатиперстный орган. Рекомендуют обследоваться в частных клиниках, где импортное оборудование, высококвалифицированный персонал, результат будет точнее, процесс – комфортнее. Обращение к частникам избавит от очередей, обеспечит точность результата. Но обращаются и в государственные клиники, для выполнения в срочном и штатном порядке. Государственные услуги бесплатны, качество оказания зависит от персонала, оборудования, статуса больницы.

После того, как процедура закончит проводиться, пациент отправляется домой. ФГДС проста и безопасна, точность результата приближается к ста процентам. Безболезненный подход даёт диагностировать десятки заболеваний желудка, прилегающих органов, позволяет оперативно оказать помощь малоинвазивным, неинвазивным методом. Обращение, экстренная помощь, осмотр органов возможен для детей, беременных, пожилых людей. Противопоказания минимальны, носят временный характер, стойких запретов немного. Методика гарантирует точную диагностику, формирование грамотного курса лечения. Не стоит отказываться от методики точной диагностики, это единственный путь для излечения, победы над болезнью. Здоровье органов пищеварения – залог благополучия организма, комфортной жизни, позитивного настроения.

Рубрика МКБ-10: C24.1

МКБ-10 / C00-D48 КЛАСС II Новообразования / C00-C97 Злокачественные новообразования / C15-C26 Злокачественные новообразования органов пищеварения / C24 Злокачественное новообразование других и неуточненных частей желчевыводящих путей

Определение и общие сведения

Эпидемиология

Ампулярные опухоли сравнительно редки — на их долю приходится примерно 6% всех периампулярных новообразований.

Первая документально подтверждённая операция по поводу ампулярной опухоли была выполнена Холстедом в 1898 г. К сожалению, пациент умер через 7 мес вследствие рецидива заболевания.

Этиология и патогенез

Предрасполагающие факторы

Известно, что аденомы, особенно ворсинчатые, — предраковое состояние. Семейный аденоматозный полипоз сочетается с повышенным риском развития периампулярных аденом и карцином. Опухоли этой области обычно развиваются через 10-20 лет после рака толстой кишки. Другие возможные (хотя и не достоверные) факторы риска — холецистэктомия, сфинктеротомия и курение.

Патоморфология

Многие из ампулярных опухолей в прошлом ошибочно классифицировали как злокачественные новообразования головки поджелудочной железы, что приводило к неправильной оценке 5-летней выживаемости после формирования обходного анастомоза. Большинство опухолей ампулы фатерова соска представлено аденокарциномами, хотя описаны и прочие гистологические типы: карциноиды, другие нейроэндокринные опухоли и саркомы. Доброкачественная ворсинчатая аденома может развиваться в рамках синдрома аденоматоза, например синдрома Гарднера. Возникновение карциномы возможно и из истинной аденомы. Неблагоприятные прогностические факторы после резекции ампулярного рака включают:

— поражение лимфатических узлов;

— низкодифференцированные опухоли;

— размер опухоли более 2 см;

— опухолевые клетки по краю резекции;

— периневральное распространение;

— прорастание опухолью поджелудочной железы.

При местном распространении опухоли в процесс чаще всего вовлекаются двенадцатиперстная кишка и поджелудочная железа; отмечено метастазирование в регионарные лимфатические узлы. Наиболее часто при лимфогенном распространении страдают узлы по ходу нижней панкреатодуоденальной артерии. Стадию ампулярной карциномы определяют в соответствии с классификацией TNM.

Клинические проявления

Пик заболеваемости приходится на возраст 60-70 лет. Наиболее часто заболевание проявляется механической желтухой, которая носит интермиттирующий характер из-за повторных некрозов и отторжения некротических масс, а также сочетается с анемией вследствие хронического желудочно-кишечного кровотечения. Классический, но редкий симптом — стул серого или серебристого цвета вследствие механической желтухи и желудочно-кишечного кровотечения.

Ампулы фатерова сосочка: Диагностика

Методы исследования

В лабораторном анализе характерна картина интермиттирующей обструкции жёлчных протоков и микроцитарной гипохромной анемии. Как и для большинства других опухолей жёлчных протоков, концентрация опухолевых маркёров изменчива, часто повышено сывороточное содержание РЭА и CA19-9.

Большую роль играют лучевые методы диагностики. Одновременное расширение жёлчных протоков и протока поджелудочной железы при УЗИ («двойной проток») указывает на вероятность периампулярного рака. Диагноз устанавливают при эндоскопии, в большинстве случаев возможно выполнение биопсии (недиагностированными остаются только мелкие интраампулярные опухоли). Эндоскопическое УЗИ применяют для оценки глубины поражения и резектабельности. Гистологическое исследование следует выполнять во всех случаях, однако из-за сложности определения точного места взятия биопсии возможны ложноотрицательные результаты. Спиральная КТ позволяет получить дополнительную информацию . Классический признак «перевёрнутой цифры 3» описан при рентгеноконтрастном исследовании с барием, которое в настоящее время используют редко. Холангиографию обычно выполняют при ЭРХПГ, за исключением случаев полной обтурации ампулы. В этой ситуации анатомию протоков и степень их поражения позволяет определить ЧЧХГ.

Ампулы фатерова сосочка: Лечение

Хирургическое вмешательство

Выбор объёма лечения зависит от стадии опухоли и состояния пациента. У престарелых или ослабленных больных хорошего паллиативного эффекта добиваются с помощью эндоскопического стентирования или даже простой сфинктеротомии, которые можно проводить повторно. У пациентов, способных перенести полостную операцию, резекция обеспечивает существенно более высокую частоту излечения, чем, например, при раке головки поджелудочной железы, а также оказывает прекрасный паллиативный эффект. В данном случае выбирают между иссечением в пределах здоровых тканей и панкреатодуоденэктомией.

При очень маленьких опухолях может быть радикальным и местное иссечение, однако методом выбора остаётся панкреатодуоденэктомия. Трансдуоденальное радикальное иссечение крупной опухоли ампулярного отдела опаснее, чем резекция головки поджелудочной железы, что связано с риском развития панкреатита и формирования дуоденального или панкреатического свища. При таких опухолях возможно выполнение пилоросохраняющей панкреатодуоденэктомии. Предположения о недостаточной радикальности этого вмешательства не подтвердились.

При нерезектабельной опухоли возможно формирование паллиативного обходного анастомоза (гепатикоеюностомия). Однако при таком варианте лечения сохраняется риск кровотечения и стеноза выходного отдела желудка. K.D. Lillemoe с коллегами в рандомизированном исследовании обнаружили, что выполнение профилактической гастроеюностомии предотвращает развитие пилоростеноза, которым впоследствии страдают 19% пациентов контрольной группы. При этом различий в частоте других осложнений между двумя группами выявлено не было.

Адъювантная терапия

Достоверных данных о роли радиоили химиотерапии в лечении опухолей ампулярной зоны после хирургической резекции нет. Некоторые авторы полагают, что адъювантная терапия оказывает положительный эффект у пациентов с плохими прогностическими признаками . При изучении значения лучевой терапии или химиотерапии при нерезектабельных опухолях рак ампулярной области и рак поджелудочной железы, как правило, объединяют в одну группу, так что получить данные исключительно об ампулярных опухолях практически невозможно.

Профилактика

Прогноз

Прогноз при ампулярной карциноме лучше, чем при аденокарциноме поджелудочной железы; показатели 5-летней выживаемости варьируют от 20 до 60%.

Источники (ссылки)